Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
18:22 

Часть 23 «Дворецкий делает выбор» продолжение3.

Полиночка666
Я буду с Вами до самого конца... (с) Себастьян Михаэлис.
Когда Сиэль очнулся, он первым делом жадно вдохнул воздух, словно вынырнув из глубокого омута.
Воздух оказался сухим и прохладным, но в нем чувствовался тонкий запах озона, как бывает после грозы. Спустя еще пару секунд мальчик ощутил под собой холод мрамора: он лежал на полу в темном помещении, стен которого не было видно. Приподнявшись на руках, граф зябко поежился, он чувствовал, что его волосы все еще влажные, но главной причиной неприятного холода оказалось полное отсутствие одежды.
Не понимая где он, и как тут оказался, Сиэль встал и, оглядевшись по сторонам, застыл, потрясенный открывшимся видом.
Это место он не мог не узнать: неровный обломок исполинской шахматной доски парил в черной пустоте точно так же, как и год назад, вот только Алоиса Транси теперь рядом не было.
«Я умер…» — промелькнула в голове мальчика страшная догадка, заставив его внутренне содрогнуться.
Но тут из темноты донесся чей-то звучный, повелительный голос:
— Не страшись, Сиэль, ты не умер и тебе более ничего не грозит.
Резко обернувшись на звук, мальчик увидел высокого светловолосого мужчину в белом одеянии, ступившего на край плиты прямо из тьмы небытия.
— Кто ты? – сделав шаг назад, настороженно спросил граф. Идеальная внешность незнакомца напомнила ему Эша Ландерса, а еще… высшего демона Азазеля.
— Мое имя Микаэль, — спокойно ответил блондин, — Я пришел, чтобы забрать тебя с собой.
После этих слов Сиэль вдруг почувствовал приятное тепло, а в следующий миг с удивлением обнаружил, что на нем надета хлопковая ночная рубашка, а волосы высохли.
— Элизабет и Себастьян, они живы? – пытаясь сохранить внешнее самообладание, проговорил юный граф, он уже догадался, кто стоит перед ним, но сейчас его более всего волновала судьба близких.
— Все люди, что были с тобой на яхте живы и находятся в безопасности, — все также спокойно отозвался Микаэль.
— А Себастьян? – мальчик смело взглянул в небесно-голубые глаза собеседника, — Это вы помешали ему придти на мой зов? Зачем? Почему вы не оставите нас в покое?
— Не стоит переживать за демона, отрок. – холодно ответил Микаэль, — Его преданность - всего лишь маска, а за твое земное благополучие цена осталась прежней. Демон все глубже погружает твою душу во тьму, играя с ней, как кошка с мышью. Вот только финал этой игры всегда один – у пойманной в мягкие лапы мыши нет шанса спастись. Рано или поздно хищнику наскучит его игрушка и тогда острые когти вонзятся в тело беспомощного зверька, а затем мышь станет пищей. Так всегда было и будет. Исход неизменен, разница может состоять лишь в протяженности самой игры. Я здесь, чтобы помочь тебе освободиться из лап зверя. Дать заблудшей во мраке душе последний шанс на спасение.
— Я уже слышал подобное предложение от бывшего профессора Марка Кроу и дал ему однозначный ответ. Уверен, вам он известен. – Твердо произнес Сиэль, все также смело глядя в глаза собеседника, — Так что, верните меня назад к тем, кому я действительно дорог.
На идеально гладком лбу Микаэля появилась вертикальная складка, а взгляд сделался суровым, как у строгого наставника недовольного ответом ученика.
— Вижу, ты настолько опьянен льстивыми речами посланника Тьмы, что не хочешь внять сказанной мной правде. – с укором произнес он, — Что ж, не хочешь спасти свою душу, подумай тогда о той, кому ты действительно дорог.
Сиэль нахмурился, слова ангела вызвали чувство тревоги.
— О ком вы? – настороженно спросил граф, хотя уже заранее знал ответ.
— О твоей нареченной, Сиэль. Ты думаешь, жизнь рядом с демоном не развратит ее невинную душу? Поверь, в какую игру не играл бы с тобой служитель Ада, он все равно будет губить души всех, с кем соприкасается. Такова его природа.
— Не правда! – в гневе Сиэль крепко сжал кулаки, — Себастьян никогда не причинит вреда Элизабет! Он всегда относился к ней с уважением!
— Подумай, отрок, что ты говоришь… — снисходительно произнес Микаэль, — Демон, проживший на свете двадцать веков, насылавший чуму на Европу, без сожаления забиравший души женщин и низвергавший императоров, может искренне уважать наивную невесту своего раба? И ты действительно в это веришь?
— Я ему не раб! – содрогнувшись от ярости, воскликнул юный граф, — Вы ничего не понимаете! И я не желаю больше вас слушать!
— Не раб? – грустно усмехнувшись, переспросил ангел, — В таком случае, почему я вижу печать раба на твоей груди? Разве не ты сам позволил демону заклеймить свою бессмертную душу в обмен на избавление от страшных снов?
Сиэль почувствовал, как кровь отлила от лица, гнев на собеседника смешался с горькой досадой и ногти до боли впились в нежную кожу ладоней.
— Это ничего не значит! – звенящим от негодования голосом заявил он, — Себастьян лишь хотел мне добра! Он готов был отпустить мою душу, если бы я только этого захотел.
— Вот как… — еще более снисходительно проговорил Микаэль, — Это он так сказал?
Сиэль замер, вспомнив тот день до мельчайших деталей, его сердце болезненно кольнуло сомнение.
«А что если все ложь? Что если Себастьян сам посылал мне все те кошмары, чтобы потом навсегда поработить душу?» — эти мысли ранили мальчика как острый нож, но разум тотчас нашел аргументы, рассеивающие любые сомнения.
— Если бы Себастьян хотел поработить мою душу, он бы уже это сделал, а не рисковал жизнью ради моего спасения! – уверенно заявил юный граф.
— Так он уже это и сделал, — спокойно возразил Микаэль, — а то что он рисковал жизнью – всего лишь видимость. Демон никогда не вступит в бой с тем противником, которого не способен победить. Вспомни, события в школе и ты поймешь, кому в итоге оказалось выгодно все, что там произошло.
«Себастьяну…» — мысленно ответил себе мальчик и его сердце вновь сжалось от боли.
— Вижу, ты совсем не изменился, Микаэль, все также беспощаден к противнику, как в битве, так и в споре. Мне уже право жаль парнишку… — раздался из темноты небытия бархатный мужской голос.
Юный граф вздрогнул от неожиданности, а красивое лицо ангела вдруг исказил неописуемый гнев, глаза вспыхнули белым огнем, за спиной распахнулись широкие белоснежные крылья.
— Ты… — с ненавистью и презрением в голосе прошипел он, когда на импровизированное шахматное поле шагнула черная фигура в длинном плаще с капюшоном.
— Что тебе нужно?! – спустя пару секунд, вернув лицу ледяное спокойствие, строго произнес ангел.
— Мне? – в голосе незнакомца в черном чувствовалась ирония, — Я здесь, дабы не допустить твоего произвола. А вот, что нужно тебе как раз не ясно. Что-то не припомню, чтобы служители Канцелярии решали за людей, на какой стороне им остаться. А как же дарованное свыше право выбора?
— Я как раз жду решения этого отрока. – Невозмутимо ответил Микаэль, — Ему предоставлен еще один шанс, потому что он пошел на жертву, спасая жизни других людей.
— Как благородно! – незнакомец иронически усмехнулся, — А ты пояснил «отроку», что будет ждать его в новой жизни? Думаю – нет. Что ж, я исправлю эту маленькую оплошность.
Сиэль даже не успел вдуматься в смысл этих слов, как вдруг перед его взором открылась страшная картина: улица незнакомого города, облака серой пыли поднимаются от разрушенных зданий, где-то вдалеке слышны крики и женский плачь. Маленький мальчик с трудом выбирается из-под завала, его широко раскрытые глаза полны ужаса, личико искажено болью, вместо правой кисти изуродованный кусок кровавой плоти. Рядом среди обломков стены лежит нечто темное, приглядевшись Сиэль смог рассмотреть тело молодой женщины.
«Мама, мамочка!» – в голосе раненого ребенка звучит отчаянье. Он кидается к женщине и начинает трясти ее единственной уцелевшей рукой. Слезы на бледном личике смешиваются с грязью и кровью. Детский плачь заглушает громкий свист, еще миг и новый взрыв похоронил осиротевшего малыша под грудой пыли и битого камня. Ужасающая картина растаяла во тьме, также быстро, как и появилась.
— Это… был я? – голос юного графа слегка дрогнул, перед его мысленным взором возник образ убитых родителей, чьи сшитые воедино тела поглощает пламя пожара.
— Не верь сему видению, Сиэль! – в голосе ангела вновь послышался гнев, — Перед тобой Отец лжи, Повелитель иллюзий!
— Кто бы говорил… — с издевкой отозвался незнакомец в плаще, — Боль, увечья, унижения и голод – ваш любимый рецепт очищения грешной души, или я не прав?
— Даже мне неведома судьба, уготованная той или иной душе, – с презрением глядя на противника, произнес Микаэль, — Страдания очищают, но Земная жизнь – лишь миг в сравнении с бытием в Царствие Господнем.
«Тот, кто единожды отверг веру никогда не войдет в Царствие Господне…» — Сиэль невольно вздрогнул, слова Себастьяна всплыли в его памяти, заставив вновь вспомнить ту страшную ночь.
— Я не хочу… — с горечью проговорил он, — Я больше не хочу ничего слышать!
— Не стоит так нервничать… — дружелюбно ободрил его незнакомец в черном, — С твоим послужным списком ты можешь легко стать полноценным демоном. Ведь ты более не невинное дитя, а внешность и ум помогут тебе быстро подняться по иерархической лестнице. Уверен, даже высший демон Азазель с удовольствием согласился бы стать твоими наставником. Да и в контрактерах с особой слабостью к красивым юношам недостатка не будет…
— Хватит! – отшатнувшись от своих собеседников, отчаянно воскликнул Сиэль, его душу переполняли гнев и отвращение, — Я хочу вернуться назад к Себастьяну! Вы слышите?! Верните меня назад!
Внезапно все вокруг потемнело, а мраморный пол ушел из-под ног. Уже теряя сознание, юный граф услышал самодовольный смешок незнакомца в черном плаще, а затем откуда-то сверху донесся взволнованный голос:
— Господин! Господин, вы меня слышите?

Сиэль открыл глаза и увидел бледное лицо своего дворецкого. Рядом с демоном стояли Мария, Паула и едва сдерживающая слезы Элизабет. Одежда на всех была совершенно сухая.
Мальчик обвел взглядом каюту: все вещи стояли на своих местах, а от пробоины не осталось и следа.
— Что произошло? – не в силах скрыть растерянность, спросил он.
— Ах, Сиэль, наконец, ты очнулся! – крепко схватив его за руку, воскликнула юная маркиза, — Мы все так за тебя волновались!
— Как вы себя чувствуете? Голова не кружится? – серьезно спросила Мария. Было видно, что она действительно сильно встревожена.
Граф нахмурился и попытался встать, только сейчас он обнаружил, что лежит на полу возле стола.
— Господин, пожалуйста, осторожнее… — Себастьян тотчас подал ему руку и помог сесть на пододвинутый Марией стул. – Вы упали, ударились головой и потеряли сознание. Всему виной брошенная рыбацкая лодка, капитан не успел вовремя ее заметить.
— Вот как… — задумчиво отозвался Сиэль и коснулся пальцами саднящего затылка, шишка на котором подтвердила все вышесказанное.
Тяжело вздохнув, мальчик устало прикрыл глаза. Ему очень хотелось принять свое видение за дурной сон или бред, вызванный травмой головы, но слова Микаэля слишком больно ранили его душу.
— Господин, позвольте я приложу к вашему затылку холодный компресс… — особенно мягко произнес Себастьян, и юный граф тотчас ощутил приятную прохладу. Легкое прикосновение демона, как и всегда, оказало свое магическое воздействие, боль мгновенно ушла, а отек спал буквально за секунды.
Мальчик открыл глаза и, встретившись с обеспокоенным взглядом дворецкого, не громко произнес:
— Достаточно, Себастьян, можешь возвращаться к своим обязанностям.
— Да, Милорд, — учтиво отозвался демон и, поклонившись, покинул кают-компанию.

***
Себастьян вернулся в кубрик, откуда выскочил всего несколько минут назад, не зная жив ли еще его юный господин. Будучи скованным незримыми путами он несколько раз слышал зов принадлежащей ему души и чувствовал ее страх. Это была воистину изощренная пытка, минуты показались Михаэлису вечностью. Даже кнут Анжелы-Эша не принес ему столько боли, как невозможность защитить своего подопечного, взывающего о помощи.
Однако спустя несколько минут, посланник Канцелярии исчез также внезапно, как и появился, и Себастьян смог, наконец, свободно двигаться. Но радости ему это не принесло. Зов господина стих, более того – демон вообще перестал чувствовать столь дорогую для него душу.

Не зная, чего ожидать, Михаэлис бросился в кают-компанию. Он чувствовал, что с господином случилась беда, но увидев его на полу – бледного и недвижимого, на миг замер, боясь приблизиться. Души в хрупком теле юного графа не было.
Никогда прежде Себастьяну не приходилось испытывать столь сильный страх за другое живое существо.
Он понимал, что душа мальчика может не вернуться, и тогда он потеряет ее навсегда, но гораздо сильнее демона страшили муки, которые в тот миг переживал его подопечный. Страдания, от которых даже он был не в силах его оградить.

И вновь минуты тянулись бесконечно долго. Леди Элизабет беззвучно плакала, сжимая бледную руку любимого жениха, Мария искала нашатырь, а Паула тихо причитала, не зная чем помочь своей госпоже.
Михаэлис же все это время напряженно ждал, всматриваясь демоническим взором в пустую оболочку, так сильно похожую на фарфоровую куклу, изготовленную талантливым мастером.
Демону безумно хотелось приблизиться к господину, взять его тонкую кисть в свою и попросить вернуться. Но он мог лишь стоять рядом с телом своего юного лорда, надеясь, что еще сможет увидеть его неповторимо-прекрасную, напоминающую звездное небо душу.
Но вот мальчик сделал глубокий вдох, черные ресницы дрогнули и он, наконец, открыл глаза.
В этот миг Себастьян испытал огромное облегчение, но радость тотчас омрачили изменения, замеченные в душе господина.
Конечно, чего-то подобного следовало ожидать, но все же, серое марево сомнений и черные пятна печали вызвали у Михаэлиса чувство горькой досады. Слишком много сил он потратил, чтобы добиться доверия этого мальчика, вернуть ему радость жизни и способность улыбаться, а теперь в синих глазах юного лорда читалась лишь неизбывная грусть.
Даже помощь своего дворецкого граф принял, устало опустив веки, словно боялся встретиться с ним взглядом. Себастьян остро ощутил боль, сковавшую сердце мальчика, когда тот холодно велел ему возвращаться к своим обязанностям. Демон видел, какие чувства испытывал в этот миг его подопечный, но был вынужден подчиниться, надеясь, что по возвращении домой ему удастся остаться с господином наедине и попытаться вернуть себе утраченное доверие. Ведь кроме ложных обвинений ангелу было нечего привести в качестве аргументов и граф должен это понять, во всяком случае, Себастьяну очень хотелось верить, что так оно и будет.

Оставшаяся часть прогулки прошла без происшествий. Обед был подан точно в срок, затем леди Элизабет затеяла игру в шарады, а после пятичасового чаепития юные аристократы вышли на палубу кормить чаек. Все это время Михаэлис старался не попадаться на глаза своему господину, незаметно наблюдая за его поведением. Мальчик улыбался невесте, послушно кидал в речную воду хлебные крошки и выглядел вполне довольным, лишь демон мог заметить, что в глубине синих глаз, по-прежнему таится глубокая печаль.
Яхта вернулась на пристань после заката. Счастливая леди Элизабет на прощанье поцеловала жениха в щеку и вместе с Паулой поспешила к прибывшему за ней родительскому экипажу.
Себастьян заметил, как с ее уходом на лице его юного лорда растаяла приветливая улыбка, а бледные губы напряженно сжались. По пути в особняк мальчик не проронил ни слова, молчал он и во время переодевания, и за ужином, а если заговаривал, то лишь отдавая краткие распоряжения.
Когда же пришло время принимать вечернюю ванну, граф вновь начал вести себя как обычно, сохраняя надменное спокойствие. Но обмануть того, кто насквозь видит твою душу невозможно и, уже в спальне, помогая господину надеть ночную рубашку, Себастьян решил, наконец, расставить все точки над «i».
— Господин, — не громко произнес он, заглянув в глаза сидящему на кровати мальчику, — позвольте мне принести вам мои глубокие извинения. Как дворецкий семьи Фантомхайв, я не справился сегодня со своими обязанностями. Не смог защитить вас, придти на помощь. Неприятно это признавать, но мой противник оказался много могущественнее и я не сумел ему противостоять. Простите, что не оправдал возложенное на меня доверие. Поверьте, мне очень жаль…
Ожидая ответа на принесенные извинения, Михаэлис все еще продолжал смотреть в глаза своего подопечного, в которых вновь отразилась неизбывная грусть.
— Кто я для тебя, Себастьян? – вдруг очень серьезно спросил юный граф, заставив демона замереть в растерянности, так и не застегнув последнюю пуговицу воротничка.
Минуту в спальне царила напряженная тишина. Михаэлис не ожидал такого прямого вопроса и теперь не знал что ответить, в тоже время, понимая, насколько важен для мальчика его ответ.
— Я по-прежнему ваш дворецкий, милорд, а вы мой господин… — наконец, произнес он, стараясь говорить как можно более мягко, — я предан вам всей душой и никогда не предам, как и обещал.
— Но ведь ты сам говорил мне, что демонам нельзя доверять… — с горькой иронией возразил юный граф.
— А партнерам? – Себастьян все также пристально смотрел в синие глаза мальчика, которые вдруг заблестели больше обычного.
Сиэль моргнул и поспешно отвел взгляд, уставившись на свои домашние туфли. Сейчас он выглядел очень смущенным, а черные пятна в душе растаяли подобно облачкам дыма на ветру.
— Милорд, — вновь мягко заговорил Михаэлис, — я понимаю, что вам пришлось сделать сегодня не легкий выбор. Посланник Канцелярии наверняка отзывался обо мне не слишком лестно и, конечно же, я действительно совсем не ангел, но несмотря на это постараюсь сделать все, чтобы вы не пожалели о своем решении остаться со мной.
— Что им всем от меня нужно, Себастьян? – уже без тени недоверия проговорил юный граф.
— Я не знаю, господин, — честно ответил Михаэлис, — но, думаю, больше они вас не потревожат.
Сиэль вновь поднял на него взгляд, в нем более не было печали или обиды, лишь только усталость.
— Себастьян, принеси мне горячего чая с пирожным… — бледные губы мальчика тронула едва заметная улыбка, — И не говори, что сладкое на ночь вредно.
— Разумеется, я скажу, что это вредно… — улыбнувшись в ответ господину, с наигранным вздохом возразил Михаэлис, — вот только, вы ведь все равно меня не послушаете.
— Даже не сомневайся! – уже открыто усмехнувшись, подтвердил граф и добавил: – А пока я буду пить чай, ты расскажешь мне что-нибудь из своего прошлого, только не про чуму.
— Да, Милорд. – Отвесив легкий поклон, и продолжая тепло улыбаться, отозвался демон, крайне довольный тем, что юный господин вновь стал таким, как прежде.
Спустя сорок минут, покидая спальню мирно спящего графа, Себастьян вновь заглянул в его душу. Все серебряные звездочки на глубоком синем фоне светились ровно, а голубовато-сиреневое сияние, напоминающее Млечный путь, говорило о приятных снах.
Михаэлис задул свечу и прикрыл за собой дверь, в этот миг в его собственной черной душе возникло непривычное, но очень приятное чувство радости за того, кто стал ему столь дорог.

@темы: Литература, Анимэ

URL
Комментарии
2013-09-26 в 04:25 

Желтая Маска
Yes, My Lord.
Но ведь на этом еще ничего не закончилось? Высший демон не оставит просто так Сиэля, я думаю.

2013-09-26 в 04:52 

Полиночка666
Я буду с Вами до самого конца... (с) Себастьян Михаэлис.
Высший демон не оставит просто так Сиэля, я думаю.
Там идет сложная игра. Скоро вы все узнаете. :)

URL
2013-09-26 в 05:05 

Желтая Маска
Yes, My Lord.
Полиночка666, о да, хочу-хочу! :nechto:

   

Дневник Полиночки666

главная