23:04 

Главы 22 "Дворецкий взимает старый должок" (окончание)

Полиночка666
Я буду с Вами до самого конца... (с) Себастьян Михаэлис.
***
Столовая в особняке Кросвеллов оказалась не менее роскошной, чем гостиная. А свет хрустальных люстр был настолько ярким, что едва не слепил глаза, белая штукатурка богато украшенных позолоченной лепниной стен и потолка только усиливала этот эффект.
Сиэль вновь незаметно поморщился, помпезность этого дома уже начала его раздражать.
— Здесь совсем как в вашем христианском раю, не правда ли, граф? – хитро прищурившись, шепнул ему Лау, — вот только нам с вами вряд ли представится возможность это проверить…
Мальчик мрачно взглянул на китайца, намеки которого ему не понравились, но Лау продолжил, ничуть не смутившись:
— Вижу, ваш темный дворецкий по-прежнему неотступно следует за своим господином, даже несмотря на отсутствие в глазу пентаграммы… Как же все это интересно!
Сиэль обернулся и заметил, что Себастьян действительно стоит неподалеку, скромно устроившись у передвижных столиков с напитками. Сейчас демон казался совсем неприметным, словно один из слуг маркиза. Граф удовлетворенно улыбнулся и продолжил путь к большому столу, буквально ломившемуся от изысканных закусок и вин, горячие блюда еще не подали.

Место юному лорду Фантомхайву было отведено одно из самых почетных - рядом с Ричардом Кросвеллом и его отцом. Лау же сидел по левую руку от своего нового друга и уже с аппетитом поедал осетрину горячего копчения. Он был еще одним человеком, кто знал правду о сущности Себастьяна, но Сиэля это не беспокоило. Ведь он прекрасно сознавал, что Тао будет всегда хранить его тайну, опасаясь потерять свою жизнь.
Тем временем, оказавшись у всех на виду, граф заметил направленные на него косые взгляды некоторых из гостей. Очевидно взрослый наряд Цепного Пса королевы все же не остался без внимания. Но из уважения к хозяину дома, к слову одному из наиболее состоятельных лондонских аристократов, почтенные лорды не смели открыто выразить «праведное» возмущение.

Придав своему лицу выражение надменности и самодовольства, юный нарушитель устоев тоже приступил к трапезе. Этот прием начинал нравиться ему все больше и больше, даже, несмотря на помпезность интерьеров особняка.

Ужин оказался настолько не плох, что уступал лишь стряпне Себастьяна. Зато вина, представленные в богатом ассортименте, были несколько крепче, чем те к которым привык юный граф. Потому к третьей перемене блюд настроение Сиэля сильно улучшилось, настолько, что он перестал замечать косые взгляды пожилых лордов и вел непринужденную беседу с Ричардом, рассказывая о расследовании дела с королевской бриллиантовой диадемой.
Когда же ужин закончился, и гости стали вставать из-за стола, чтобы переместится в комнаты для курения, игры в карты и бильярдную, граф вдруг заметил знакомую фигуру.
Нежданная встреча со старым недругом вызвала у мальчика острое желание немедленно испортить тому настроение.
Дождавшись подходящего момента, Сиэль подошел к высокому крепкому джентльмену с «конским хвостом», перевязанным черной лентой и мило улыбнулся.
— Добрый вечер, лорд Рендалл, какая неожиданность видеть вас здесь… — с наигранным недоумением проговорил он, смело глядя в глаза главы Скотленд-ярда.
— Отчего же? — зло поцедил сквозь зубы Рендалл, — Мое присутствие на этом приеме вполне естественно, в отличие от присутствия малолетнего мальчишки, явившегося без родителей.
Теперь уже на губах комиссара появилась едва заметная победоносная улыбка, но Сиэль все же сумел скрыть гнев, вызванный подлым замечанием недруга, посмевшего насмехаться над его семейной трагедией. И реванш юного графа не заставил себя ждать.
— Оттого, лорд Рендалл, что все полагают будто вы день и ночь бьетесь над раскрытием дела о похищенных детях… Не думал, что у вас найдется время для посещения светских раутов.
Закончив фразу, Сиэль вновь мило улыбнулся позеленевшему от злости лорду, не без удовольствия услышав за своей спиной тихий смешок Лау.
— Да что ты можешь об этом знать, жалкий мальчишка?! – не сдержавшись, буквально прорычал задетый за живое комиссар.
— К великому огорчению - ничего… — со вздохом признал Сиэль, а затем добавил, все с тем же наигранным сожалением в голосе: — Ведь если бы Ее Величество поручила это дело мне, бедные мальчики уже были бы дома.
На этот раз Рендалл, напротив, побагровел от переполнившего его душу гнева, но так и не успел ничего ответить, поскольку в разговор неожиданно вмешался Ричард.
— Джентльмены, джентльмены, не стоит ссориться! – с улыбкой произнес он, — предлагаю решить все разногласия за покерным столом, и пусть леди Фортуна сама рассудит кто герой, а кто не достоин ее внимания. Прошу, пройдемте в игральный зал!
Рендалл коротко кивнул и усмехнулся.
— Что ж, я принимаю вызов, но ставки, Фантомхайв, у нас отнюдь не детские, учтите это… — он окинул соперника презрительным взглядом.
— Отлично, – ничуть не смутившись, ответил Сиэль, — Я привык играть по-крупному…
— Тогда, идемте же, господа! – поторопил их Ричард, коляску которого Лау уже развернул к выходу из столовой, — Как и любую даму, Фортуну нехорошо заставлять ждать!

Когда Рендалл и другие джентльмены покинули помещение, Сиэль на секунду задержался и шепнул быстро подошедшему к нему дворецкому:
— Я должен выиграть, Себастьян, позаботься об этом…
— Да, Мой Лорд… — прозвучали в ответ привычные слова демона.

В игральном зале горели свечи, что придавало помещению больше уюта и создавало особое настроение.
Стены украшали обои из зеленой ткани с растительным орнаментом, великолепно сочетавшиеся с сукном покерного стола.
Несмотря на то, что здесь в каждом предмете тоже читалась любовь хозяев к излишней роскоши, эта комната все же понравилась Сиэлю больше других, увиденных им в особняке Кросвеллов.

Спустя всего несколько минут, сидя в удобном кресле, граф наблюдал за поведением своих соперников. За этим столом играли пять человек: Лау Тао, Ричард Кросвелл, пожилой лорд Уилкенсбери, комиссар Рендалл и сам Сиэль.
Игра шла действительно по-крупному, но юного графа это естественно не смущало, и он с видом легкого безразличия, выложил на стол очередную хрустящую купюру, повышая ставки.
— В покере, как и в любой другой азартной игре, джентльмены, действует теория вероятностей… — с легким вздохом сожаления переворачивая свои карты, произнес лорд Уилкенсбери, — Еще в семнадцатом столетии Блез Паскаль и Пьер Ферма доказали, что везение всего лишь элемент случайности. Тем не менее, я снова – пас.
— Я тоже… — с беспечной улыбкой, сообщил Ричард, — Если лорд Рендалл спасует, банк снова ваш, Фантомхайв!
— Господину графу сегодня просто дьявольски везет… — выделив интонацией предпоследнее слово, заметил Лау, — Однако, неужели и вы, комиссар, сдадитесь без боя?
— Не думаю… — мрачно хмыкнув, ответил Рендалл, и удвоил ставку соперника.
— Что ж, вскрываемся? – с мягкой улыбкой предложил Сиэль, поддержав ставку, — Или вы хотите продолжить нашу маленькую дуэль?
— Вскрываемся… — Не переставая зло усмехаться, согласился глава Скотланд-Ярда и выложил на стол три короля.
— Увы, но вы снова мне проиграли, комиссар, — с наигранным сожалением, констатировал мальчик, когда на зеленом сукне уже лежали четыре дамы, — Похоже, это уже становится традицией.

Рендалл ничего не ответил, лишь слегка дернулся уголок рта. Очевидно, лорд уже начал нервничать, но гордость не позволяла ему выйти из игры.

— Нам нужно сделать небольшой перерыв, джентльмены! – нарушал напряженную паузу Ричард, — Предлагаю немного выпить. Недавно нам доставили отличный шотландский джин.
— Хорошо, мне двойной, — буркнул подоспевшему слуге Рендалл, после чего в его руках оказался низкий круглый бокал на одну треть заполненный прозрачной жидкостью с кусочками колотого льда.
— А вы что желаете, милорд? – обратился официант к Сиэлю, — Французское «Бордо» или может быть свежий апельсиновый сок?
— Мне то же, что и господину инспектору, — невозмутимо ответил мальчик, наслаждаясь все возрастающим раздражением Рендалла.
— Не переоцените свои силы, Фантомхайв… — сквозь зубы процедил лорд, — последствия могут вызвать много головной боли.
— Я уверен, вы отлично знаете, о чем говорите, инспектор… — скрыв насмешливую улыбку, ответил юный граф, — Последние похищения мальчиков принесли немало головной боли всему Скотланд-Ярду, я прав?
Рендалл заметно побагровел, но вновь промолчал. Зато пожилой лорд Уилкенсбери, до этого занятый своим бокалом джина, внезапно оживился:
— Наш юный друг прав! Эти преступления настолько чудовищны, что у меня просто нет слов! – С чувством произнес он, — Когда я прочитал сегодня утром о трех новых похищениях, то был искренне возмущен, в том числе и бездействием Скотланд-Ярда! Бедные мальчики, один Бог знает, что хотят сотворить с ними похитители.
— Значит, еще трое детей были похищены… — на мгновение задумавшись, пробормотал Сиэль, — И того - девять мальчиков.
— Возможно, похитители готовятся к какому-то ритуалу. В этом случае, вполне возможно, что жертв должно быть двенадцать… — по своему обычаю, прикрыв глаза, предположил Лау.
— Джентльмены, джентльмены! – прервал приятеля Ричард, — Давайте не будем говорить о столь мрачных вещах. Граф, расскажите нам лучше о своей новой собаке! Я слышал, вам подарили щенка Русской борзой?
— Да-да… — хитро улыбнувшись, подтвердил Лау, — а я еще слышал, что у щенка забавнейшая кличка…
Сиэль бросил взгляд на комиссара и сразу понял, что тот уже в курсе появления своего четвероногого тезки.
К этому моменту показавшийся мальчику мерзким на вкус, и к тому же непривычно крепкий, напиток, уже оказал свое действие. Но внезапная эйфория и вера в свои безграничные силы лишь раззадорили юного графа, вызвав желание язвительно подшутить над своим извечным соперником.
— О, мой питомец отличный, чистокровный пес! – С улыбкой начал он: — Пока, к сожалению, часто гадит мне… на ковер, за что неизменно получает по носу газетой, и выполняет не все команды. Особенно плохо у Рендалла с командой «ищи», зато «к ноге» и «фас» он усвоил совсем не плохо…
Лау ехидно хихикнул, беря в руки карты:
— Какой забавный зверек, однако… — насмешливо проговорил он, — Но с собаками нужно соблюдать осторожность, дабы не потерять палец…
— Не волнуйся, Рендалл у меня на коротком поводке, — Надменно хмыкнув, заверил китайца Сиэль, — Но если вдруг посмеет показать зубки, может познакомиться с моей тростью…
— Хватит тянуть, Тао, сдавайте! – Не выдержав публичного унижения, прервал разговор бордовый от ярости комиссар, — Мы же здесь не ради непокорных щенков собрались!
— Какая же интересная у нас сегодня игра… — сдавая карты, заметил Лау, улыбка которого вновь сделала его похожим на довольного кота.

— Ну-ну, посмотрим, насколько правы были господа Паскаль и Ферма, — заглядывая в свои карты, пробормотал лорд Уилкенсбери.
— Я ставлю пять фунтов! – бодро объявил Ричард, явно довольный, что неприятный разговор гостей, наконец, прервался.
— Поддерживаю и кладу сверху еще десять! – неожиданно, сообщил Рендалл, — Ну что, Фантомхайв, ответите или будите пасовать?
Сиэль лишь усмехнулся, намек на «непокорного щенка» не столько задел его гордость, сколько вызвал желание наказать грубияна.
— Поддерживаю и повышаю до пятнадцати фунтов, инспектор, — спокойно ответил он, доставая деньги.
— Я пас, джентльмены, – со вздохом, пробормотал лорд Уилкенсбери, — всегда знал, что нельзя доверять французам…
— Пожалуй, я тоже воздержусь от дальнейшего риска… — поддержал пожилого лорда Лау, — когда идет поединок двух столь опасных противников, лучше уйти в сторону и понаблюдать чем все кончится.
— Что ж, я последую мудрости востока! – вновь весело улыбнувшись, изрек Ричард и бросил карты на стол рубашкой вверх.
Сиэль вопросительно взглянул на Рендалла, но прочитав в его маленьких глазах решимость, достал из нагрудного кармана еще две купюры.
— Поднимаю ставку вдвое – тридцать фунтов, господин комиссар, поддержите или будите пасовать? – с ехидной полуулыбкой повторил он фразу комиссара.
— Не надейтесь, Фантомхайв! – Рендалл явно был уверен в своей победе, а потому с самодовольным видом положил на стол деньги.
— Отлично, тогда вскрываемся… — глядя на соперника с самой милой улыбкой, предложил мальчик, — Вы первый, господин комиссар.
Рендалл одним движением выложил на стол четыре короля, при этом на его лице отражалось самое настоящее торжество, поддержанное восхищенными репликами товарищей по игре.
— Ну, граф, полагаю, на это вам ответить нечем? – снисходительно хмыкнув, спросил глава Скотланд-Ярда после эффектной паузы.
— Вот, мой юный друг, господа Энциклопедисты все же были правы. — Назидательно подняв палец, заявил лорд Уилкенсбери, — Теория вероятностей действует всегда!
И тут Сиэль медленно выложил на стол свои карты, наслаждаясь моментом и потрясенными лицами зрителей.
Один за другим на зеленое сукно легли четыре туза, а затем и джокер.*
Подобная комбинация карт выпадает крайне редко. И в то время как другие товарищи по игре поздравляли юного графа, а собравшиеся у их стола джентльмены уважительно цокали языками, Рендалл резко переменился в лице и вскочил на ноги.
— Этого не может быть! — в ярости рявкнул он.
Возможно, не трезвый, разозленный до предела и униженный своим поражением лорд наговорил бы еще много лишнего, но его успокаивающе похлопал по плечу хозяин дома.
— Друг мой! – ободряюще произнес пожилой маркиз, — Не стоит так переживать из-за неверности Фортуны! Она, как и все дамы, предпочитает молодых… Нам же с вами остается лишь выпить за это!
Успокоив гостя, Кросвелл старший подал знак официанту и Рендалл получил очередной бокал джина, который осушил буквально одним глотком.
Сиэль был более чем доволен исходом их «поединка», но все же решил добить врага последним коварным «ударом».
— Лорд Рендалл, — снисходительным тоном произнес он, поднявшись с мягкого стула, — Мне жаль, что поражение настолько вас огорчило, а потому я оставляю весь выигрыш вам. В конце концов, я играл лишь ради удовольствия.
Передать словами, в какое бешенство пришел комиссар, услышав эту фразу, было бы очень сложно.
— Мне не нужны ваши подачки, Фантомхайв! — процедил он сквозь зубы и, развернувшись, быстро покинул игральный зал, успев впрочем, прихватить по пути еще один бокал джина с подноса проходившего мимо официанта.

— Ну, все, граф! Идемте теперь отдыхать… — Подъехав к Сиэлю на своей коляске, предложил Ричард, — Герою вечера следует расслабиться, а я знаю отличный способ, как это сделать!
Сиэль кивнул и вслед за Лау и Ричардом покинул игральный зал, где не оставил равнодушным ни одного из гостей.

***
Стоя в тени, неприметный для знатных гостей маркиза Кросвелла, Себастьян с интересом наблюдал за поведением своего господина.
Демону нравились тонкие, но болезненные уколы юного графа, которыми он выводил из себя злобного комиссара. Об отношении самого Михаэлиса к этому мерзкому человечишке не стоит и говорить. Но все же, под конец вечера Себастьян начал беспокоиться за безопасность господина, ведь Рендалл уже находился на грани нервного срыва, и алкоголь только усугублял его состояние. Но останавливать Сиэля или прекращать воздействие на карточную игру демон не собирался. В крайнем случае, он всегда успел бы вмешаться, а наблюдать за триумфом подопечного было приятно.
Финальным аккордом противостояния двух непримиримых противников, безусловно, явилась последняя партия. Себастьян специально дал Рендаллу возможность ощутить себя победителем, чтобы затем господин смог втоптать его в грязь. В тот момент, когда на стол легли четыре туза и джокер, душа комиссара буквально вспыхнула алым пламенем гнева, что уж говорить о его реакцию на предложение графа забрать выигрыш себе…

Конечно, это было очень дерзким поступком со стороны юного господина, но бесспорно эффектным.
Впервые за долгие века своей жизни Михаэлис испытал удовольствие от того, что помог смертному выиграть в карты, хотя проделывал такое сотни раз. Ведь вечное везение являлось довольно распространенным мотивом для заключения контракта.

Единственное, что заставило демона недовольно сдвинуть брови это выпитый подопечным джин. Юный граф в очередной раз пренебрег советом дворецкого и теперь ночью ему наверняка будет дурно. А тут еще и этот Лау…
Себастьян уже хотел подойти к господину и тактично намекнуть, что им пора возвращаться домой, ведь завтра графа ждала поездка на яхте, обещанная леди Элизабет, но тут...

Это ощущение Михаэлис не спутал бы ни с чем другим. Внезапно он явственно почувствовал близкое присутствие другого демона.

Незаметно покинув игральный зал, Себастьян направился к входным дверям. Ощущение присутствия сородича усиливалось с каждым шагом и, уже выходя на крыльцо, Михаэлис мог с точностью сказать, что другой демон значительно слабее его, но… Было что-то еще.

Себастьян не мог понять почему, но он не распознавал сущность коллеги, словно того защипал незримый барьер.

Улица в этот час была пуста, покинув территорию особняка Кросвеллов, Михаэлис оказался совсем один, лишь черные тени деревьев составляли ему компанию, в свете газовых фонарей они были особенно четкими, словно мазки кисти умелого художника. Но неожиданно одна из теней двинулась, а затем до слуха Себастьяна донесся негромкий издевательский смешок.
— Кто ты? – холодно спросил Михаэлис, вглядываясь в стройный силуэт незнакомца, в длинном черном плаще.
Но вместо ответа неизвестный демон вдруг мгновенно запрыгнул на крышу ближайшего дома, Себастьян зло оскалился и бросился следом, подсознательно ощущая, что незнакомец представляет угрозу для его господина.

***
В помещении царил таинственный полумрак, нарушаемый лишь красноватым светом китайских фонариков. В воздухе ощущался сладковатый, пряный аромат дыма, который, казалось, уже заполнил всю комнату. Сиэль держал в пальцах гибкую трубку кальяна, с первой же затяжкой его тело будто приобрело небывалую легкость, но очертания комнаты, оформленной в восточном стиле, начали постепенно расплываться. Юный Фантомхайв уже догадался, что Лау подмешал в кальян что-то кроме простого табака, но Ричард оказался прав – расслабиться дьявольская смесь помогала отлично.
— Я вижу для вас это первый опыт, граф? – растянув в улыбке тонкие губы, спросил китаец, — Канабис в отличие от опиума не вызывает быстрого привыкания, но приносит не менее сладкие сны…
— Так это не опиум? – чувствуя, что собственный голос звучит несколько глухо, — уточнил Сиэль, сам не понимая зачем.
— Я не стал бы травить своих друзей, — улыбнувшись еще шире, ответил Лау, и вновь затянулся, — А мы ведь снова друзья, граф… Не так ли?
— Возможно… — надменно хмыкнув, отозвался Сиэль, — но все будет завесить от твоего поведения…
Тем временем младший Кросвелл откинулся на спинку мягкого кресла и прикрыл глаза, было очевидно, что он уже не слышит своих собеседников.
Сиэль нахмурился, ему вовсе не хотелось «расслабляться» до такой степени, а потому он решил отказаться от протянутой Лау трубки, но почему-то все же вновь втянул в себя щиплющий горло дым.
О чем, впрочем, скоро пожалел.

Сначала мальчик ощутил, что ему сильно не хватает воздуха, затем в глазах потемнело, а к горлу подкатил ком.
— Мне что-то дурно… — борясь с приступом тошноты, пробормотал юный граф и попытался подняться с кресла, но ноги отказывались его слушаться.
— Вам просто надо на воздух, — ловко помогая мальчику встать, сообщил Лау, — Ничего страшного, я провожу вас на крыльцо, а весенняя прохлада быстро отрезвит голову и разогнет морок. Не волнуйтесь, мы выйдем через летнюю половину дома, так что никто не заметит вашего… состояния.
Сиэль согласно кивнул, сейчас ему действительно больше всего хотелось глотнуть свежего воздуха, а Лау так мягко, но уверенно поддерживал его под руку, что мальчик решил довериться ему, не забывая, впрочем, что Себастьян где-то рядом и в случае необходимости немедленно придет на помощь.
«Сегодня он наверняка снова станет читать мне нотации перед тем, как уложить спать…» — покидая комнату отдыха, подумал юный граф, и улыбнулся, сам не зная чему.

Ночь выдалась прохладной и на удивление ясной, что было редким явлением для Лондона особенно весной. Лау заботливо прислонил Сиэля к широкой колонне и встал рядом, все еще продолжая подстраховывать мальчика от возможного падения.
— Взгляните, граф… — подняв глаза к небу, задумчиво произнес китаец, — Сегодня необычно яркие звезды… Они смотрят на нас и мерцают, словно пытаются что-то сказать… А вы никогда не задумывались о чем говорят звезды?
— Нет. — Жадно вдыхая бодрящий воздух, ответил Сиэль, — Звезды – всего лишь - небесные тела, такие же, как и наше Солнце, они не могут ни о чем говорить.
— Вот как? – с задумчивой улыбкой отозвался Лау, — А я однажды слышал, как они поют…
Сиэль насмешливо хмыкнул, его мысли уже прояснились, а неприятная сонливость прошла, как и тошнота. Зато весенняя прохлада начала понемногу причинять дискомфорт. Мальчику захотелось вернуться в теплое помещение и выпить чая с десертом, который уже наверняка подали на стол.
Но в этот момент позади них раздались чьи-то негромкие шаги, в тени колонны Сиэль не успел даже ничего разглядеть, лишь услышал звук глухого удара. Замечтавшийся Лау внезапно охнул и осел на мраморные ступени крыльца, явно лишившись чувств. А в следующую секунду кто-то бесцеремонно схватил графа за шиворот, одновременно зажав рот широкой ладонью.

— М-м-м! – Сиэль дернулся, пытаясь вырваться и позвать на помощь, но его оттащили в тень и с силой прижали к холодной стене.
— Ну что, королевский щенок, сейчас я раз и навсегда отучу тебя тявкать на старших! – прозвучал над ухом мальчика злой шепот комиссара Рендалла.
Сиэль в гневе и недоумении взглянул в перекошенное лицо своего недруга и сразу понял, что алкоголь затмил разум главы Скотланд-Ярда. Сильный запах спиртного даже вызывал у графа тошноту.
— Ты думал, что я стерплю публичное унижение, мальчишка?! – криво усмехнувшись, прорычал Рендалл, — Ну, уж нет! Сейчас непослушный песик познакомится с моей тростью! — Комиссар убрал ладонь с губ юного графа и Сиэль увидел блеснувшую в неверном свете луны лакированную поверхность трости в руке своего врага.
— Вы пьяны, Рендалл! Немедленно отпустите меня! – Как можно более грозно приказал Фантомхайв, ожидая, что прямо сейчас появится Себастьян и охладит хмельной пыл зарвавшегося служителя закона.
— Отпущу, только сначала хорошенько отхожу палкой, как и надлежит поступать с невоспитанными щенками! – Рявкнул в ответ комиссар и рывком развернул мальчика лицом к стене, — И ты никому про это не расскажешь, не так ли, мой гордый граф?
Мужчина злорадно усмехнулся.
— Я убью вас, Рендалл! – скрипнув зубами от бессильной злости, прошипел Сиэль, — Клянусь, ударите меня - и вы труп!
В ответ раздался лишь свистящий звук, разрезавший воздух трости, мальчик инстинктивно зажмурился и стиснул зубы, чтобы не вскрикнуть от боли.
Но, внезапно, прижимавшая его к стене рука разжала хватку.

С трудом сдерживая нервную дрожь, граф обернулся и увидел, что Рендалл сидит на земле, беззвучно глотая ртом воздух и держась за правую руку, скрученную жуткой судорогой.
Себастьян стоял над ним, сжимая злосчастную трость, глаза демона горели малиновым пламенем, а зрачок сделался вертикальным.
— Вы целы, милорд? — не сводя взгляда с корчившегося на земле комиссара, спросил дворецкий.
— Да. – Коротко ответил Сиэль, — но ты задержался.
— Прошу прощения, господин, меня отвлекли… — учтиво отозвался демон, а затем спросил: — Что прикажите с ним сделать?
— Ты, ты – дьявол! – прохрапел Рендалл, в ужасе уставившись на Себастьяна.
— Решай сам, он мне отвратителен… — холодно ответил Сиэль, его нервное напряжение еще не прошло, но к нему уже примешалось острое чувство гадливости, словно мальчик прикоснулся к куску гниющих отбросов.
— Как прикажете, милорд… — удовлетворенно улыбнувшись, отозвался демон и в один миг поднял Рендалла над землей, сжав в когтистых пальцах ворот его рубашки.
— Ты, жалкий червяк, слушай меня внимательно, — прошипел Себастьян, неотрывно глядя в перекошенное от страха и боли лицо комиссара, — Если ты еще раз позволишь себе хотя бы задумать что-то против моего господина, я разыщу тебя везде, даже в Аду, и медленно, по капле, высосу твою черную душу…
В тусклом свете луны все равно было видно, что лицо Рендалла побелело подобно мелу, очевидно, он не мог произнести ни слова, лишь, в ужасе смотрел в светящиеся глаза демона. А Себастьян не спешил его отпускать.
— Но, чтобы ты вдруг не забыл мои слова, — уже более холодно продолжил он, все еще держа жертву в дюйме от земли, — я оставлю тебе «маленький сувенир» на память…
С этими словами Себастьян одним движением порвал одежду на груди комиссара и прижал к ней свою обнаженную ладонь.
Истошный крик Рендалла оборвался каким-то волшебным образом, словно его заглушила незримая преграда, а Сиэль брезгливо поморщился от неприятного запаха горелой плоти.
Оставив над сердцем жертвы четкий отпечаток, Себастьян разжал пальцы и Рендалл упал наземь, дрожа всем телом.
— И ты никому про это не расскажешь… — вдруг мило улыбнувшись, поверженному главе Скотланд-Ярда, произнес демон, а затем, сломав пополам трость, швырнул обломки ему под нос, — Не так ли, мой «гордый» комиссар?

***
Юный господин быстро задремал, оказавшись в теплом салоне кареты. Все же стресс и выпитый алкоголь давали о себе знать, а утром мальчика наверняка придется лечить от похмелья. Но все же граф возвращался домой целым и невредимым, и это не могло не радовать.

Прежде чем покинуть особняк маркиза Кросвелла Себастьяну пришлось незаметно перенести Лау в комнату отдыха и, уложив в кресло, сунуть в руки кальян, затем подождать пока господин простится с хозяином дома и, наконец, проследить, чтобы этот жалкий червяк - Рендалл не создал новых проблем пока находится в шоке. Хотя о последнем Михаэлис беспокоился зря. Комиссар оказался очень понятливым и быстро убрался домой в своем экипаже. Разумеется, наказывая этого человека, Себастьян в первую очередь руководствовался желанием отомстить за своего подопечного и избавить его от дальнейших проблем, но и самому демону все же доставило некоторое удовольствие возвратить назойливому смертному старый должок. Ведь раньше люди, позволившие себе сказать про Себастьяна «Отхлестайте его хорошенько!», обычно не жили более суток.

Откинувшись на мягкую спинку кресла, дворецкий семьи Фантомхайв еще раз взглянул на дремлющего господина и, убедившись, что кошмары его не тревожат, устало прикрыл глаза. Сейчас Себастьяна больше всего беспокоила встреча с загадочным демоном, преследование которого так не к чему и не привело. Незнакомец просто исчез на одной из крыш, не оставив даже следа от открывавшегося портала. Демоны низших рангов не способны так безупречно заметать следы, если только…
Если только им не помогает один из Перворожденных.

* Комбинация называется «Покер», высшая комбинация в покере.

URL
Комментарии
2013-02-22 в 01:36 

Желтая Маска
Yes, My Lord.
Все интересней и интересней :) Атмосфера сборища джентльменов передана очень достоверно. Картинка с покером отличная :vo:
Но зачем Сиэль дразнит Рэндалла? Разве он не знает, что тот может опять совершить бесчестный поступок?

...

2013-02-22 в 02:22 

Полиночка666
Я буду с Вами до самого конца... (с) Себастьян Михаэлис.
Но зачем Сиэль дразнит Рэндалла? Разве он не знает, что тот может опять совершить бесчестный поступок?
Такого Сиэль точно не ожидал... А подкалывать врага ему всегда было приятно, а тут еще и охмелел юноша...
Спасибо за похвалу и поправку! :)

А окончание главы вам понравилось?

URL
2013-02-22 в 02:28 

Желтая Маска
Yes, My Lord.
Да, оставило вопрос открытым :) Чувствуется. что развязка уже близка...

2013-02-22 в 02:30 

Полиночка666
Я буду с Вами до самого конца... (с) Себастьян Михаэлис.
А как вы оценили наказание Рендалла? Справедливым?
И вы не подумали, что он все же ударит Сиэля?

URL
2013-02-22 в 02:33 

Желтая Маска
Yes, My Lord.
И вы не подумали, что он все же ударит Сиэля?
Нет, я надеялась, что Себастьян успеет.

А как вы оценили наказание Рендалла? Справедливым?
А чем ему грозит отпечаток демона? Это что-то значит?

Кстати, а откуда Лау знает, что Себастьян - демон? Это было в аниме или в манге?

2013-02-22 в 02:46 

Полиночка666
Я буду с Вами до самого конца... (с) Себастьян Михаэлис.
А чем ему грозит отпечаток демона? Это что-то значит?
Просто с отпечатком ладони на груди раздетсья при ком-то будет стремно...))) Потом можно покрыть татуировкой, но не факт, что хоть что-то поможет избавиться от столь заметной метки. )) Да и самому смотреть каждый раз и бояться!)
Кстати, а откуда Лау знает, что Себастьян - демон? Это было в аниме или в манге?
В аниме. Когда Себастьян на пушечном ядре полетел убивать Лау, китаец догадался что он не человек. ))) Как это не странно. А потом Сиэль еще глаз свой продемонстрировал умирающему Абберлайну и Лау мог увидеть печать. Или Лан Мао, если Лау отключился. Но про демона он понял сразу и сказал, как ему интересно. :)
Нет, я надеялась, что Себастьян успеет.
...

URL
2013-02-22 в 02:58 

Желтая Маска
Yes, My Lord.
Мне кажется, в викторианскую эпоху самым неприличным было раздеваться до пояса. Или показывать шею, я точно не помню. Но даже с женой полагалось спать в рубашке до пят. Так что вряд ли бы кто-то увидел. Но вот если бы эту штука горела и жгла каждый раз, когда комиссар захотел бы сделать Сиэлю пакость - это было бы справедливо :)

Я вот до сих не понимаю, их же убили в аниме? А они потом снова ожили... И не понятно, зачем.

...

2013-02-22 в 04:41 

Полиночка666
Я буду с Вами до самого конца... (с) Себастьян Михаэлис.
Хотя за такие оскорбления могли вызывать на дуэль.
Мальчишку 14 лет Рендалл вызывать бы не стал. Осмеют, да и дуэли запрещены, а он все же комиссар полиции. ))
Я вот до сих не понимаю, их же убили в аниме? А они потом снова ожили... И не понятно, зачем.
Их не убили, а только ранили. Хорошо что они выжили, они же прикольные! :)
даже с женой полагалось спать в рубашке до пят
Полагаться то полагалось, но это не значит, что все так поступали. А на счет жжения... Не думаю, что у Себы было право такое сделать.
Но на месте Рендалла я бы НИКОГДА не рискнула снова возбухать на мальчишку с демоном)))

URL
2013-02-22 в 13:18 

Желтая Маска
Yes, My Lord.
Мальчишку 14 лет Рендалл вызывать бы не стал.
А если бы кто-то увидел, как он бьет графа тростью? Это не худший ли позор??

Хорошо что они выжили, они же прикольные!
Раны были весьма смертельные...Я думала,он насовсем порешил. Лау же поле с бабочками видел... Хотя наркоман мог и выжить.

о на месте Рендалла я бы НИКОГДА не рискнула снова возбухать на мальчишку с демоном)))
Да, не стоит :) Странно, что никого не удивило, что Себастьян после пыток освободился и убил палача. А потом выбрался из темницы.

2013-03-02 в 17:05 

Полиночка666
Я буду с Вами до самого конца... (с) Себастьян Михаэлис.
Странно, что никого не удивило, что Себастьян после пыток освободился и убил палача. А потом выбрался из темницы.
Я думаю, Себастьян мог повлиять на людей, чтобы не удивлялись. )) Иначе слишком многому стали бы удивляться.
А если бы кто-то увидел, как он бьет графа тростью? Это не худший ли позор??
Он был уверен, что никто не увидит... он же был пьян! Урод...

URL
2013-03-02 в 17:50 

Желтая Маска
Yes, My Lord.
Да, меня все время забавляет тот факт, что на глазах у людей происходит что-то невероятное, а они не удивлены))


Пить надо меньше (с)

2013-03-06 в 08:41 

Полиночка666
Я буду с Вами до самого конца... (с) Себастьян Михаэлис.
Иногда удивлялись, как мадам Ред в карете))) Или когда Себа принес список опрошенных!)))

URL
2013-03-06 в 11:14 

Желтая Маска
Yes, My Lord.
Да, между делом так))

2013-03-06 в 17:19 

Полиночка666
Я буду с Вами до самого конца... (с) Себастьян Михаэлис.
Да, между делом так))
Ну, она резала по ночам женщин на пару с Богом Смерти... Чему ей особо удивляться?)))

URL
2013-03-06 в 20:43 

Желтая Маска
Yes, My Lord.
Там все очень странные))) Даже Лиззи ничему не удивляется)

   

Дневник Полиночки666

главная