00:12 

Самый выгодный контракт демона Себастьяна II

Полиночка666
Я буду с Вами до самого конца... (с) Себастьян Михаэлис.
Название: Самый выгодный контракт демона Себастьяна II.
Или 3 сезон «Темного дворецкого» - продолжение.
Фендом: Темный Дворецкий
Жанр: Мистика, ужасы, детектив, драма, гет, юмор.
Автор: Полиночка666.
Бета: bella_uorkis
Персонажи: Себастьян, Сиэль, Мария - гражданская жена инспектора Абберлайна, Элизабет, Грелль Сатклифф, Уильям Т.Спирс, лорд Алестер Чембер – Виконт Друитт, Гробовщик.
Саммари: Это продолжение моего варианта 3 сезона аниме.
Размер: макси
Рейтинг: PG-15
Статус: закончен
Отказ от прав: Все права на героев принадлежат Яне Тобосо и студии "A-1 Pictures"
Предупреждение: вольная трактовка прошлого некоторых персонажей.
Описание:Себастьян Михаэлис продолжает жить, заботясь о маленьком графе Фантомхайв. Их ждут новые опасности, запутанные дела, и много приключений. Однако Сиэль даже не подозревает, что его верный дворецкий теперь является его полноправным хозяином, и волен сделать с мальчиком все, что угодно его темной душе.
Размещение: автору черкните в ЛС.

(главы с 4 по 5)

Часть 4 "Дьявольски хороший дворецкий"

— Доброе утро, Господин! – раздался в дверях спальни бодрый голос дворецкого. – Уже десять часов, пора вставать!
Сиэль услышал как на прикроватный столик, с легким звоном, поставили поднос. Затем шаги удались к окну и через пару секунд в спальню ворвался яркий свет, который ощущался даже сквозь сомкнутые веки.
«Никогда больше не буду читать по ночам…» — мысленно пообещал себе мальчик, потирая глаза худенькими кулачками.
— Господин, я принес Вам крепкий чай, он быстро прогонит сон… — с улыбкой взглянув на не выспавшегося графа, заверил Себастьян.
Сиэль сел на постели, спустив ноги, и принял чашку из рук дворецкого.
— Не люблю зиму… — отхлебнув, глоток ароматного, горячего напитка, пробормотал мальчик, — а солнце зимой — еще больше…
— Господин, читать по ночам вредно… — осуждающе покачав головой, произнес Себастьян. – Но я не мог не разбудить Вас, утром доставили письмо королевы…
— Письмо королевы? – немедленно стряхнув с себя остатки сна, с интересом переспросил Сиэль. – Прочти мне его!
Михаэлис достал из внутреннего кармана конверт с алой печатью и, вскрыв его, начал читать:
«Графу Сиэлю Фантомхайв – Цепному Псу Ее Величества.
Мы обеспокоены ужасными преступлениями, творящимися на улицах Лондона. Дети наших подданных погибают от рук неизвестного убийцы, жестокого и извращенного. Уже найдено три жертвы. Последнее убийство было совершено этой ночью на «Скинер стрит». Прошу разобраться в этом деле, и найти чудовищного преступника. Королева Виктория».
— Хм… убийства детей? – задумчиво произнес Сиэль, сделав очередной глоток чая, — Пожалуй, это может быть интересным…
— В сегодняшних газетах пишут, что у всех трех малышей были извлечены глазные яблоки… — будничным тоном сообщил Себастьян, наклонившийся чтоб надеть мальчику мягкие шерстяные гольфы
— "Извлечены" как? Хирургическим путем? – заинтересованно уточнил граф.
— Нет. Газетчики утверждают, что на лицах детей не обнаружено ни одного пореза, случай действительно необычный… — уже закончив с гольфами и взяв в руки темно-зеленые бриджи, заметил демон.
— Что ж, тогда скорее завтракать и отправимся на место последнего преступления! – Сиэль заметно оживился, перспектива в очередной раз утереть нос этому старому брюзге Рендаллу, сразу же подняла ему настроение и придала новых сил.

***
На «Скинер стрит» они добрались только к полудню, но доблестные представители Скотланд-Ярда все еще суетились на месте преступления, выискивая улики.
Гордо подняв подбородок, юный граф направился прямиком к грузной фигуре инспектора Рендалла, заметно выделяющейся среди толпы полицейских. Опираясь на трость, в высоком цилиндре и плаще с пелериной, последний из рода Фантомхайв сильно походил на уменьшенную копию взрослого джентльмена. Мальчик шел впереди своего дворецкого, и на его бледном личике читалось выражение надменного превосходства. Сиэль уже видел, что Рендалл заметил его появление, и гримаса злобы на лице ненавистного инспектора доставляла графу немало удовольствия.
— Не может быть… — мрачно процедил сквозь зубы Рендалл, — неужели опять Цепной песик Ее Величества?
— Добрый день. – С милой улыбкой поздоровался Сиэль, внутренне посмеиваясь над беспомощной злобой представителя Скотланд-Ярда. — Мне передать королеве, что вы отказались со мной сотрудничать, инспектор?
Рендалл не ответил, но повернувшись к одному из подчиненных, грубо приказал:
— Гигзби, предоставь уважаемому графу всю необходимую информацию!

Слыша за своей спиной легкие шаги дворецкого, Сиэль прошел в прихожую бедной квартирки на первом этаже совсем старого, и обветшалого изнутри дома.
Тощий полицейский по фамилии Гигзби проводил их по коридору в маленькую детскую. Судя по игрушкам и размеру кроватки, погибший ребенок был еще совсем мал.
— Убитого мальчика звали Джон Лейни, ему было всего четыре годика, — шмыгнув носом, ни то от жалости к ребенку, ни то из-за хронического насморка, пояснил Гигзби.
— А в результате чего наступила смерть? – с презрением взглянув на туповатого стража закона, спросил граф.
— Мальчику вынули глаза! – дрогнувшим голосом сообщил полицейский и снова всхлипнул.
— Но от этого же не умирают, – уже начиная раздражаться, возразил Сиэль, — кровопотери ведь не было?
— Нет. Но ребенок был весь искажен словно от смертельного ужаса, его личико… оно все было в какой-то слизи! Я никогда не видел ничего подобного!
— А свидетели, версии, подозреваемые есть? – мальчик все еще надеялся услышать от Гигзби хоть что-то полезное.
— Нет. Никто ничего не видел и не слышал, как если бы убийца проник в комнату прямо сквозь стену! – страж порядка быстро перекрестился.
Граф обреченно вздохнул, было очевидно, что от этого впечатлительного, как барышня, полисмена ничего дельного больше не узнать.
— Идем, Себастьян! – скомандовал Сиэль своему дворецкому и поспешно вышел из злополучного дома.
Однако демон вдруг остановился у двери и, наклонившись, принялся что-то внимательно рассматривать.
— Ты что-то нашел? – граф подошел сзади, пытаясь заглянуть через плечо мужчины.
— Дверца для кошки, Господин… — задумчиво произнес Михаэлис, — полицейский сказал, что убийца словно прошел сквозь стену, а может он не прошел, а прополз?
— Думаешь, это мог быть удав, или другая змея? – заинтересовался Сиэль.
— Я думаю, это было очень опасное существо, Господин. – Уверенно ответил Себастьян. – Нам следует немедленно навестить нашего старого приятеля – Гробовщика. Полагаю, у него найдутся ответы на некоторые из этих загадок…

***
Когда экипаж графа Фантомхайв остановился напротив знакомого похоронного бюро, и дворецкий открыл перед мальчиком дверцу, помогая выйти, Сиэль внутренне напрягся. Он никогда бы не подал вида, но каждая встреча с легендарным Шинигами вызывала у юного графа самые неприятные эмоции. Несмотря на это, Сиэль первым решительно направился к высоким двухстворчатым дверям, мысленно успокаивая себя тем, что Гробовщик находится в самых дружеских отношениях с его личным демоном.

Мальчик смело шагнул внутрь мрачной конторы, по всему периметру которой были расставлены разного цвета и размера гробы.
— Добрый день, — подчеркнуто вежливо обратился он к одетому в серый балахон, седовласому мужчине с жуткими шрамами. – Мы пришли к вам за некоторой информацией и…
Граф не успел закончить фразу, так как Гробовщик вдруг залился диким хохотом, таким громким, что даже стены бюро, казалось, задрожали.
Сиэль был оскорблен подобной реакцией на свою учтивость и заметно помрачнел, в то время как Гробовщик уже лежал лицом на стойке, тихо всхлипывая от беззвучного теперь смеха.
— Раа-б привел своего Господии-на! – сквозь слезы проговорил владелиц бюро. – Ка-акой восхитительный абсурд!
Глядя на вздрагивающего, словно в конвульсиях Гробовщика, граф недоуменно поднял брови. В этот момент из-за его спины вышел вперед Себастьян, и обратился к своему старому знакомому:
— Не окажите ли вы нам одну услугу взамен столь чудесного дара, щедро преподнесенного моим Господином? – демон хитро улыбнулся.
Легендарный Жнец еще пару раз всхлипнул, а затем вновь принял вертикальное положение и вышел из-за стойки к гостям.
— Конечно, конечно, Себастьян, это было ни с чем несравнимое наслаждение! — сипло пропел он. — И что же вы хотите узнать?
— Нас интересуют убийства детей, произошедшие в районе «Скинер стрит». – Смело заглянув в изуродованное лицо Шинигами, ответил Сиэль, со всем возможным достоинством.
— Ах, вы про тех милых крошек! – Гробовщик сделал шаг к юному графу. – Детишки всегда такие милые, когда лежат в своих маленьких розовых гробиках! Как же жаль, что мне пришлось закрыть их крышкой… и все из-за такой мелочи!
Сказав это, Гробовщик потянулся своей костлявой рукой к лицу графа, явно намериваясь еще раз проверить на прочность кожу мальчика длинными черными ногтями.
Сиэль внутренне похолодел и сделал шаг назад. Прежде он бы не позволил подобную слабость, считая ее ниже своего достоинства, но сейчас приближающиеся к его щеке ногти Гробовщика напомнили мальчику жуткого демона Азазеля, и он не смог заставить себя равнодушно стерпеть прикосновение этой мерзкой лапы.
— Мы очень благодарны, но хотелось бы узнать немного больше… — продолжая улыбаться хозяину бюро, Себастьян ловко встал между ним и графом, защитив побледневшего господина от дальнейших посягательств.
— Ну, разумеется, Себастьян… — уже менее ласково, а скорее пугающе просипел Гробовщик. — У ваших детишек кое-чего недостает. Кто-то высосал крошкам глазки… вместе с их чистыми, невинными душами. Это так… необычно!
Гробовщик вновь жутковато хихикнул, а затем вдруг предложил:
— А не хотите ли полизать соли? Она еще совсем свежая!
Сиэля буквально передернуло, однако полученная информация явно стоила того, чтоб потерпеть общение с этим неприятным созданием. Теперь главное было поскорее уйти, пока им не предложили отведать еще какой-нибудь экзотический «деликатес» вроде заспиртованной печени маньяка-убийцы.
— Спасибо за предложение, но нам, увы, пора идти! – улыбнувшись хозяину бюро еще шире, ответил Себастьян. – До следующей встречи!
— До встречи, демон, и лучше приглядывай за своим маленьким… э-э-э… господином.
Гробовщик еще раз хихикнул и, запустив палец в огромную бочку, с явным удовольствием слизнул застрявшую под ногтем соль.
Как только Сиэль услышал последние слова легендарного Шинигами, он тотчас попрощался, и поспешно вышел на улицу, вперед Себастьяна.

— Гробовщик сказал, что у детей высосали глаза и забрали души! – возбужденно проговорил граф, стараясь выкинуть из головы образ тянущейся к лицу лапы. – Кто мог сделать такое?
Михаэлис принял задумчивый вид.
— Старик прав, это действительно очень необычно… — он повернулся к графу и добавил более бодрым тоном, — но, полагаю, сейчас нам следует вернуться домой, как дворецкий семьи Фантомхайв, я не могу позволить своему господину пропустить обед!
После этих слов они вместе направились к экипажу.
— Кстати, Себастьян, — уже устроившись на мягком сиденье, обратился Сиэль к дворецкому, — а почему это Гробовщик обозвал тебя сегодня рабом? Он что, не в курсе о разрыве нашего контракта?
Демон посмотрел куда-то вниз, словно заметил грязь на своих идеально начищенных туфлях.
— Даже не знаю, Господин, Гробовщик всегда был немного странным… — скрыв улыбку, ответил он, — но я на него не в обиде. Ведь нам удалось получить всю нужную информацию…
Себастьян вновь поднял взгляд на юного графа и, ободряюще улыбнувшись, закрыл дверцу кареты.

***
Домой они добрались только к трем часам пополудни. Сиэль уже чувствовал себя порядком измотанным, а потому мечтал сесть в мягкое кресло у камина, положить ноги на низкий пуфик и взять в руки томик Эдгара По, ожидая пока Себастьян приготовит обед. Но мечтам юного графа не суждено было сбыться.
Как только мальчик вошел в гостиную, он услышал до боли знакомый звонкий голос:
— Сиэээль!!! – Элизабет кинулась к нему со всех ног и тотчас буквально задушила в объятьях.
— Лиззи, ты, наконец, выздоровела? – сипло спросил граф, как только в его легкие вновь начал беспрепятственно поступать кислород. – Я очень рад тебя видеть такой бодрой, но почему ты не сообщила о своем визите?
— Я хотела сделать тебе сюрприз! – радостно объявила девочка. – Мы с Паулой заехали по дороге в модный магазин и купили всем подарки!
— Позволь я догадаюсь… Это платья? – обреченно спросил Сиэль.
— Нет, что ты! Папа сказал мне, что мужчины не носят платья и для них это очень обидно – наряжаться в женщину… поэтому мы купили всем нашейные банты! Они такие красивые!!
Услышав эту новость, граф медленно поднял взгляд и увидел в дверях столовой несчастных Барда и Финни в огромных шелковых бантах, зеленого и красного цветов. С повседневной одеждой слуг этот предмет туалета смотрелся так дико и комично, что даже Сиэль не смог сдержать короткий смешок. Повар и садовник выглядели как две огромные болонки.
— Я знала, что тебе обязательно понравится!!! – буквально взвизгнула от счастья мисс Мидлфорд и вновь заключила мальчика в крепкие дружеские объятья, стиснув как тряпичную куклу.
В этот момент в гостиную вошел Себастьян и тотчас растянул губы в улыбке, которую одинаково можно было расценить как сочувственную и насмешливую. Однако насмехаться демону пришлось не долго.
Заметив его появление, Элизабет отпустила жениха и, посмотрев на дворецкого, скептически сдвинула светлые бровки.
— Ах, Себастьян! В этом черном костюме ты совсем не милый! Я купила тебе подарок, вот! – девочка метнулась к столу, уставленному пестрыми коробками, и извлекла из одной из них огромный, пышный, розовый бант.
Юный граф едва не поперхнулся, сдерживая смех, когда его неугомонная невеста повязывала на шею, покорно склонившегося перед ней демона новый аксессуар.
— Благодарю вас, милая леди, что украсили такой красотой простого дворецкого… — мягко улыбнувшись, произнес Михаэлис. Судя по всему, он был непревзойденным мастером скрывать истинные эмоции.
— А тебе идет… — пряча в кулаке ехидную ухмылку, заметил граф, чем снова привел в восторг юную мисс Мидлфорд.
— Вот! Теперь он очень милый! Я всегда говорила, что розовый цвет подходит всем! – радостно объявила девочка.
«И особенно демонам…» — мысленно добавил Сиэль.

Когда дворецкий вышел, спросив юную гостью и господина чего бы они хотели на обед, граф, наконец, опустился на диван, устало вытянув ноги.
Элизабет немедленно устроилась с ним рядом, внимательно глядя в синие глаза мальчика.
— А знаешь… — как то подозрительно серьезно произнесла она, — я слышала, что мама говорила папе про твою операцию… она сказала – твой правый глаз стеклянный!
Сиэль даже не успел возразить, а девочка уже запрыгнула на него сверху и попыталась пощупать пальчиками «стеклянный» глаз. Отбиваться от невесты граф посчитал слишком грубым поведением, а потому не нашел ничего лучше чем громко крикнуть:
— Себастьян, спаси меня! Скорее!

К счастью дворецкий действительно появился так быстро, словно возник прямо из-под пола, уже без пиджака, в белом фартуке и все еще с жутким розовым бантом на шее.
Он удивительно легко и нежно обхватил юную мисс Мидлфорд за талию и, сняв с господина, поставил на пол.
— Леди Элизабет, прошу покорно меня простить, но не надо, пожалуйста, выковыривать Господину глаза, клянусь Вам, они оба абсолютно настоящие… — с милой улыбкой, учтиво произнес Себастьян. — Однако, если Вы все же не уверенны, можете попробовать довести вашего жениха до слез при помощи щекотки, скажу по секрету, он безумно ее боится…
Последние слова Михаэлис произнес заговорщицким шепотом, одновременно бросив на господина многозначительный, хитрый взгляд, явно на что-то намекая.
Сиэль почувствовал, как к его щекам прилила кровь, он нахмурился и сделал вид, что совершенно не понял коварного плана демона-дворецкого в розовом нашейном банте.
А в следующую минуту графу пришлось вскочить с дивана и позорно спасаться бегством от собственной невесты, принявшей совет дворецкого, как прямое руководство к действию.
Чувствуя себя крайне глупо, поскольку был вынужден поступать как маленький ребенок, Сиэль вбежал в зимний сад и, задыхаясь от усталости, попытался спрятаться за небольшой пальмой. Однако это был скорее жест отчаянья, разумеется, Элизабет сразу же его заметила.
— Лиззи! – строго произнес юный граф, как только девочка хищно потянула к нему маленькие ручки, — Не двигайся, закрой глаза!
Удивительно, но девочка, выполняла все, как солдат по команде командира, и покорно замерла с закрытыми глазами. Причем ее и без того розовые щечки залил густой румянец. Заметив это, Сиэль с ужасом осознал, что Себастьян оказался прав, а также понял – назад пути у него уже нет.
Честь рода Фантомхайв не могла быть поставлена под удар из-за глупой стеснительности последнего из его представителей.
Крепко зажмурившись, Сиэль склонился к губам девочки и осторожно поцеловал. В тот же миг Элизабет обвила шею жениха тонкими ручками и, неожиданно ответила на поцелуй, причем графу показалось, что как-то уж чересчур уверенно. Хотя она ведь тоже, наверняка, читала с Паулой «книжки про поцелуи».
К обеденному столу граф Фантомхайв привел свою юную невесту, галантно поддерживая под руку. Сиэль все еще ощущал, как горят его щеки, зато поцелуй, как и обещал Себастьян, безусловно, оказал на Элизабет благотворное влияние. Она притихла и вела себя, как и подобает благородной леди.
Но, самое удивительное заключалось в том, что и юный граф нашел поцелуи, которые считал до этого совершенно бессмысленным занятием, крайне приятными.

***
После обеда Элизабет и Паула уехали домой, причем мисс Мидлфорд все еще вела себя тихо и достойно. А во время прощания с женихом даже смущенно опустила глазки, когда он целовал ей руку.
Когда же гости уехали, Сиэль ощутил такую невероятную усталость, что уснул прямо в кресле у камина, уронив томик Эдгара По. Себастьян взял мальчика на руки и перенес в спальню, уложив поверх покрывала, дворецкий снял с графа ботинки и накрыл его мягким шерстяным пледом. Затем он сел в кресло и еще долго смотрел на спящего мальчика.
Сейчас Сиэль выглядел таким невинным, как самый обычный ребенок, он спал тихо, дыхание было ровным, а на губах пару раз появилась счастливая улыбка.

Спустя некоторое время Себастьян бесшумно покинул спальню господина и вернулся к своим повседневным обязанностям.
За час он успел убраться в столовой, вымыть посуду, отругать Мейлин, Барда и Финни за то, что они не сделали все это сами, погладить одежду господина и собственный фрак, покормить котят, а после этого, со спокойной душой, сел рассчитывать расходы за месяц.
Однако спокойствие демона-дворецкого продолжалось не долго. Вскоре после того, как с расчетами было покончено, и Михаэлис решил немного повозиться со своими черными любимцами, на стене его комнаты зазвонил один из колокольчиков, возвещая, что граф проснулся и нуждается в его помощи.
За окнами уже давно повисла промозглая зимняя синева, испещренная сотнями тысяч легких снежинок.
Время близилось к девяти часам вечера, и уже пора было готовить ужин. Но когда Себастьян открыл дверь графской спальни, то сразу понял – спокойно сегодняшний вечер не закончится.
Сиэль сидел на кровати взлохмаченный, в помятом костюмчике и с самым решительным видом взирал на застывшего в дверях дворецкого.
— Господин, Вы чего-то хотели? Может, Вас обуть и идти готовить ужин? – с надеждой спросил демон, хотя уже чувствовал, что на уме у мальчика вовсе не шоколадный десерт.
— Себастьян, доставай мою маскировочную одежду и пистолет, мы едем на «Скинер стрит», прямо сейчас!
— Но, господин, а как же ужин? – попытался отвлечь графа от опасной затеи Михаэлис, — Вы же не можете ехать голодным!
— Хорошо, возьми с собой булочки с шоколадным кремом и морс, — нехотя согласился мальчик, — поем в дороге…
Себастьян нахмурился, идея юного графа совсем ему не нравилась, связь этих преступлений с неким демоническим существом, о природе которого даже он не имел точного представления, крайне настораживала.
— Пожалуйста, Господин, послушайте, что я Вам скажу… — как можно более учтиво начал демон, — пока мы даже не знаем, с чем столкнулись. Это может быть очень опасно. Давайте, для начала, я один схожу на разведку, попробую что-то выяснить. А потом, уже имея необходимую информацию, мы сможем вместе отправиться на поиски этого существа.
С явным нетерпением выслушав речь дворецкого, Сиэль одарил его суровым взглядом.
— Так, Себастьян, мне кажется, ты забываешься. – Строго произнес он. – Кто тут из нас Сторожевой Пес Ее Величества?
— Конечно Вы, Господин… — со вздохом признал Михаэлис.
— Тогда не стой как столб! Неси маскировку и пистолет! Быстро! – уже менее сердито, но крайне решительно приказал юный Фантомхайв.
— Да, мой Лорд! – опустившись на одно колено и приложив руку к сердцу, покорно произнес демон.
Хотя сейчас ему очень хотелось взять мальчика за хрупкие плечи и, хорошенько встряхнув, напомнить, что он всего лишь смертный ребенок, который не в состоянии противостоять даже уличным бандитам, не говоря уже о сверхъестественном существе, высасывающем детские души. Однако поступить так Себастьян не мог. Зная характер юного графа, он отлично понимал, что лучше всего согласиться с его желанием, а затем просто внимательно следить за ситуацией, не позволяя ей выйти из-под контроля.

***
Черный экипаж, запряженный четверкой вороных лошадей, остановился за полквартала от злосчастной «Скинер стрит». Если бы в этот вечерний час кто-то из спешащих домой прохожих увидел, как из дорогой кареты вышел худенький, бедно одетый мальчик, то мог бы очень удивиться или предположить нечто неприличное. Однако для обычного паренька из «Ист Энда» у этого ребенка была слишком нежная, белая кожа, да и, его поношенная одежда выглядела чересчур чистой. К тому же у необычного мальчика имелся высокий спутник в длинном черном пальто, неотступно следовавший за ним вниз по полутемной улочке.

— Господин, все время держитесь рядом со мной… — вполголоса произнес Себастьян, когда они достигли поворота на «Скинер стрит».
— Лучше смотри по сторонам… — недовольно буркнул в ответ граф и коснулся холодной рукоятки пистолета, спрятанного за поясом.
Демон едва заметно усмехнулся, но не сказал больше ни слова. Он шел, медленно втягивая носом морозный воздух, в надежде уловить малейшее изменение в окружающих их привычных запахах бедных улиц. И вдруг что-то странное привлекло внимание демона – на заснеженном тротуаре виднелась неровная темная полоса, словно здесь прополз какой-то маленький зверек. Себастьян склонился над загадочным следом и, сняв перчатку, коснулся пальцами темной брусчатки. На коже остался скользкий налет, словно липкие капли чьей-то слюны. Демон нахмурился и осторожно поднес руку к носу, принюхался, затем лизнул пальцы. Его недоумение усиливалось с каждой секундой.
— Господин, идемте за мной… — прошептал он, не оборачиваясь, и поспешно пошел по ведущему вдоль домов следу.

Сиэль поморщился, вспомнив снисходительную интонацию дворецкого, по мнению мальчика, последнее время Себастьян вел себя как-то странно. Иногда излишнее проявление заботы демона пугало юного графа, он слишком хорошо знал своего слугу, и то, что тот никогда не делает ничего без причины. А поскольку никакой опасности в прошедшие пару дней Сиэль не заметил, ему начинало казаться, что преданный дворецкий постепенно начинает брать на себя роль его опекуна. Если так пойдет и дальше, однажды может оказаться, что хозяин незаметно превратится в игрушку своего слуги. Подобная перспектива юного графа совсем не устраивала, и он собирался доказать демону, что все еще является здесь «королем», и не намерен сдавать позиции.
Размышляя таким образом, Сиэль даже не услышал последних слов дворецкого, уже свернувшего в переулок, он продолжал идти по пустынной в этот час «Скинер стрит» пока вдруг не замер на месте, широко раскрыв глаза. В нескольких футах от него по присыпанному снегом тротуару скользила огромная, толстая змея. Она была окутана легкой дымкой и, подобно призраку, не оставляла ни малейшего следа на мягком снегу.
Ловко выхватив пистолет и взведя курок, граф ускорил шаг, стараясь не отстать от мерзкой твари. Но не успел он пробежать и полсотни футов, как из-за угла ближайшего дома появилась высокая черная фигура, а за ней и вторая. Сиэль остановился, угрожающе вскинув оружие, но в тот же миг чьи-то сильные руки схватили его сзади, одновременно крепко зажав рот. Запястье правой руки сдавили грубые пальцы, и пистолет выпал из ослабевшей кисти мальчика, попытки вырваться или закричать не увенчались успехом, а неизвестные злодеи, не произнося ни слова, быстро тащили свою жертву вглубь темного переулка.

***
След на снегу прервался у открытой форточки цокольного этажа одного из домов. Себастьян остановился, на секунду задумавшись, как быстрее проникнуть вслед за предполагаемым убийцей. Он прислушался и вскоре отчетливо расслышал шорох и шумное дыхание, внизу явно происходила какая-то возня.
Нужно было срочно попасть в квартиру.
— Господин, оставайтесь здесь… — шепотом попросил Михаэлис, оборачиваясь назад, и вдруг замер, забыв о загадочном монстре. Сиэля позади него не было. Более того, даже запаха юного графа Себастьян поблизости не чувствовал.
— Господин, где Вы?! – крикнул он, повернув назад, и с каждой секундой ускоряя шаг. А в следующий миг сознание демона вдруг буквально взорвал приступ ужаса, боли и отчаянья, принадлежащей ему души мальчика.

***
В полутемном помещении подвала, куда Сиэля принесли двое мужчин, пахло сыростью, плесенью и кошачьей мочой. Мальчик уже перестал вырываться, так как осознал, что это бесполезно. Единственное на что он теперь надеялся, это на то, что успеет закричать, когда с его рта уберут, наконец, грубую лапищу.
Прежде подобная ситуация ни капельки бы не напугала юного графа, ведь у него была печать контракта, а значит Себастьян всегда мог почувствовать, где он находиться и придти на помощь. Сейчас же Сиэль чувствовал себя совершенно беззащитным, а от гнева, боли и унижения перед глазами уже плыли темные пятна. Сердце билось так часто, что казалось, вот-вот вырвется из груди, а к горлу то и дело подкатывала тошнота.
Между тем неизвестные похитители опустили свою жертву на грязный металлический стол, над которым висел большой масленый фонарь. Когда один из злодеев убрал руку с губ мальчика, закричать ему так и не удалось, потому как рот быстро заткнули кляпом из скомканной марлевой ткани. В тот же момент еще двое мужчин уже привязывали хрупкое тело пленника к столу крепкими кожаными ремнями.
В ярком свете фонаря, который выхватывал из мрака лишь небольшое пространство вокруг стола, Сиэль, наконец, смог рассмотреть своих похитителей. Их было не меньше дюжины, крепких, высоких мужчин в темных плащах, лица которых скрывали одинаковые жуткие маски Арлекинов.
Глаза юного графа расширились от ужаса, а на лбу выступили капельки холодного пота, на миг ему показалось, что он вернулся в ту ночь, когда его клеймили безжалостные фанатики. Лица в белых масках возникли перед мысленным взором мальчика, ему страстно хотелось кричать, но кляп не позволял издать ничего кроме сдавленного мычания.
— И как же мы это сделаем? – вдруг подал голос один из злодеев. – Ведь на лице не должно остаться ни одной царапины, как и у других жертв.
— Я знаю! – резко оборвал его другой мужчина, — Глаза можно аккуратно выдавить пальцами.
Услышав эти страшные слова, Сиэль крепко сжал кулаки, так что ногти впились в ладони, задыхаясь от частого сердцебиения и нехватки кислорода, он увидел приближающуюся к лицу руку. Ужас окончательно захлестнул сознание юного графа, немой крик застыл на его губах, в глазах потемнело, и последний потомок древнего рода Фантомхайв лишился чувств.

***
Словно направляемый внутренним компасом, Себастьян ворвался в незнакомый подвал, одновременно выхватывая из внутренних карманов серебряные ножи. Он появился так внезапно, что люди у стола даже не успели обернуться, еще секунда и из их голов уже торчали блестящие рукоятки, бросок был такой силы, что лезвия мгновенно вошли в мозг.
Остальные бандиты сразу же обернулись и попытались достать спрятанное под плащами оружие, но их движения казались замедленными по сравнению со скоростью разъяренного демона. Пару мгновений спустя еще пятеро убийц валялись на полу утыканные столовым серебром, а остальные в ужасе пытались спастись бегством. Однако сейчас Себастьяна больше всего волновало состояние мальчика, лежащего без движения на ржавом хирургическом столе. Рот юного графа был заткнут кляпом, хрупкое тело связано грубыми кожаными ремнями, а лицо забрызгано кровью. Не смотря на это, одного взгляда на него хватило демону, чтобы понять – жизнь ребенка вне опасности. Но то состояние, в котором находился Сиэль, привело Михаэлиса в неописуемую ярость. Глаза мгновенно вспыхнули малиновым пламенем, он за секунду настиг пытавшихся сбежать преступников и, взлетев в воздух, скинул их с последних ступеней лестницы обратно в подвал. Крики и мольбы о пощаде не имели смысла, двоих крепких мужчин демон буквально порвал пополам, залив кровью пол и собственное пальто. Еще одному из убийц он пробил ударом ладони грудную клетку, вырвав наружу еще горячее сердце. Если была бы возможность, Себастьян убил бы их второй раз, но одного из злодеев ему пришлось все же временно оставить в живых.
— Кто вас нанял? – ледяным тоном спросил он у раненого преступника, дрожавшего на полу как осиновый лист.
Не дождавшись ответа, демон одним ударом раздробил мужчине кости предплечья, превратив руку в кровавую кашу.
— Рендалл! – задыхаясь от боли, выкрикнул убийца. – Инспектор Рендалл!
— Рендалл? – Себастьян на миг замер от удивления, но в следующую секунду его нога раздробила череп уже не нужного свидетеля. Огонь в глазах демона угас, и он подошел к лежащему без сознания мальчику. Быстро разорвав все ремни и вынув изо рта кляп, Себастьян осторожно вытер платком бледное лицо графа, с облегчением убедившись, что вся кровь на нем принадлежала бандитам. После этого демон легко поднял тело Сиэля на руки и вылетел из жуткого подвала, похожего теперь больше на гигантскую мясорубку.
Крепко прижимая к груди драгоценную ношу, Себастьян взлетел на крышу, желая быстрее добраться домой по воздуху, а не оставлять мальчика одного в салоне экипажа. Но тут его ждал неприятный сюрприз.
— Демон Михаэлис, какая неожиданная встреча… — мрачно произнес глава Лондонского отделения организации «Несущие смерть» Уильям Т. Спирс, и поправил очки своим неизменным секатором.
— Мне сейчас не до тебя, Спирс! – грубо ответил Себастьян, намериваясь взлететь, но Жнец остановил его, уперев в грудь острие Косы Смерти.
— Не торопитесь… — он строго сдвинул брови, — Я смотрю, вы тут немного «поиграли» с людьми, хотя по моим записям они должны были погибнуть насильственной смертью, правда, не сегодня.
— Что вам нужно? – уже начиная раздражаться, холодно спросил Михаэлис.
— У нас возникла проблема с исчезновением детских душ, вам ничего об этом не известно? Вы ведь любите детей, как я погляжу… — Уильям указал взглядом на безжизненное тело мальчика, которое демон бережно держал на руках.
— Хорошо… — подумав секунду, согласился Себастьян, — Я скажу вам, что знаю о потерянных душах, а вы мне о том, кто должен был убить этих грязных свиней.
— Согласен. – Сухо подтвердил Спирс.
— Насколько мне удалось узнать, души детей забрало существо с энергией демона, но запахом человека. Я прежде такого никогда не встречал.
— Что ж, любопытно… — задумчиво произнес Жнец. – Договор есть договор, хоть вы мне и противны. Этих людей должен был убить другой демон, завтра в полночь, в этом самом подвале. А теперь прощайте.
Спирс развернулся на каблуках и легко перелетел на соседнюю крышу, скрывшись из виду.

***
До особняка семьи Фантомхайв Себастьян добрался менее чем за пять минут и сразу влетел в окно спальни юного графа. Сиэль все еще был без сознания, бледный подобно восковой скульптуре.
Демон осторожно опустил его на кровать, снял забрызганную кровью одежду, накрыл одеялом, но мальчик продолжал прибывать в небытие. Воспользовавшись этим, Себастьян и сам избавился от перепачканной в крови одежды, нельзя было допустить, чтоб после пробуждения, что-то напомнило Сиэлю об ужасном происшествии.
— Ну, как же вы так, Господин… — сочувственно произнес Себастьян, присев на край кровати. Он уже успел переодеться во все чистое и отмыть руки от следов крови.
Но Сиэль продолжал лежать без движения, хотя его щеки немного порозовели.
— Проснитесь, пожалуйста, Господин, я приготовлю вам сладкий чай и принесу кусочек шоколадного торта… — пообещал Себастьян, словно пытался задобрить обиженного ребенка. Затем он осторожно протянул руку и погладил мальчика по спутанным волосам.
Внезапно Сиэль вздрогнул всем телом и широко распахнул глаза, в которых отражался панический страх.
— Нет!!! – резко сев на кровати закричал он. — Не прикасайтесь ко мне!
Себастьян замер, не зная, что и делать, глаза мальчика были совершенно безумными.
— Господин, вы дома, все хорошо! – попытался успокоить графа дворецкий.
Но Сиэля все еще била дрожь.
— Убей их! Убей их всех!! – неожиданно вновь закричал он, глядя на демона широко раскрытыми глазами, полными боли и гнева.
Не в силах больше на это смотреть, Михаэлис схватил мальчика и крепко обнял, прижимая к себе, пока тот не перестал вздрагивать и кричать.
— Их нет, Господин, я убил их, никто больше не причинит Вам вреда! Успокойтесь, пожалуйста, все теперь будет хорошо!
Наконец, Сиэль перестал дрожать и затих.
Себастьян поспешно отпустил его, но мальчик уже успел осознать происходящее и устыдиться собственной слабости.
— Уходи… — тихо произнес он, пряча глаза. – Я хочу остаться один…
Михаэлис отлично понимал, что Сиэль говорит совсем не то, что думает, и от того ему сделалось невыносимо жаль маленького гордого графа.
— Простите меня, Господин, но как Ваш дворецкий я не могу уйти, не напоив Вас сладким чаем… — ободряюще улыбнувшись, ответил демон.
— С шоколадным тортом? – не громко спросил Сиэль и тоже слегка улыбнулся.
— С двойной порцией, Господин, но только в виде исключения… — Себастьян вновь улыбнулся, на этот раз уже в своей обычной насмешливой манере.


Часть 5 "Детектив-дворецкий"

Следующее утро началось, также как и всегда, хотя Себастьян разбудил юного графа на два часа позже обычного. Все же после вчерашнего потрясения мальчику требовалось, как следует выспаться.
Когда Сиэль открыл глаза и увидел своего дворецкого с подносом в руках, он смущенно отвел взгляд но все же, как обычно сел на кровати, ожидая пока ему подадут чашку с чаем.
— Господин… — после обычного утреннего приветствия осторожно заговорил Себастьян, — Мне не хочется напоминать Вам о случившемся, но нам стоит обсудить некоторые детали…
— Да. Я понимаю… — серьезно ответил юный Фантомхайв.
— Хорошо… — Михаэлис внимательно посмотрел на мальчика, пытаясь мысленно выбрать те слова, которые не ранят чувства графа, но помогут прояснить все события прошлой ночи. – Скажите, почему Вы ушли в другую сторону, а не следовали за мной?
— Я увидел змею, она была огромной, но очень странной, словно призрак… — вспоминая свое ночное приключение, не громко произнес Сиэль, — я подумал, что смогу застрелить ее, начал преследование, а потом…
Граф осекся на полуслове и мрачно сдвинул брови.
— Они хотели выдавить мне глаза… — сквозь зубы процедил он, — я не знаю, кто были эти скоты и зачем им имитировать подчерк убийцы детей, но уверен, что их кто-то нанял.
— Вы правы, Господин, я допросил одного из бандитов, и он назвал имя своего нанимателя… — задумчиво ответил демон.
— И кто же он? – Сиэль поставил чашку обратно на поднос, и испытующе уставился на дворецкого.
— Убийца назвал имя инспектора Рендалла… — Михаэлис произнес это без определенной интонации, словно был погружен в глубокие раздумья.
— Рендалл?! – голос графа слегка дрогнул, а глаза вспыхнули гневом. – Он должен заплатить за это… Себастьян, слушай мой приказ: убей его… убей его, так чтоб он успел пожалеть о своем деянии!
Михаэлис нахмурился.
— Успокойтесь, Господин, поверьте, если бы я был уверен, что инспектор причастен к Вашему похищению, никакие приказы мне бы не понадобились… Редалл уже был бы мертв, но перед этим сто раз бы позавидовал своим исполнителям. Однако я полагаю, что он не имеет к этому никакого отношения. А Ваш рассказ о призрачной змее только подтверждает мои подозрения…
— О чем ты? – непонимающе спросил мальчик.
— О том, что никакой змеи не было. Вы хотели увидеть змею, и увидели. Точно так же и с Рендаллом, Вы испытываете к нему неприязнь, причем это взаимно. Думаю, тот, кто поставил этот спектакль, имел о Вас точные сведенья, следил за нами, или умеет читать мысли людей. В любом случае его целью было убрать Вас чужими руками, для того чтоб навести меня на ложный след и вывести из игры. Ведь если бы Вас не стало, я бы отомстил Рендаллу, а затем покинул этот город, а может и мир.
— Я что-то совсем тебя не понимаю! – сердито произнес юный граф. – О чем ты вообще сейчас говоришь?
— О демоне, Господин… — спокойно пояснил Себастьян, — вчера я встретил Уильяма Спирса и он сказал, что тех бандитов должен был убить демон, но не я. И не вчера, а сегодня. То есть уже после окончания дела, он убрал бы лишних свидетелей.
— Но я все равно ничего не понимаю! – Сиэль уже начал понемногу раздражаться, — Зачем какому-то демону все это делать? Разве нормальные демоны высасывают глаза у детей вместе с их душами?
— Нет… — мрачно возразил Михаэлис, — я даже не уверен, что демон и наше загадочное существо связаны между собой.
— Постой, Себастьян… — граф неожиданно пристально взглянул ему в глаза, — я думаю, ты мне чего-то недоговариваешь… Это так?
— Вы правы, Господин… — Михаэлис печально вздохнул, — я просто не хотел Вас расстраивать…
Дело в том, что та женщина – Мария… Она является контрактером. Я все время хотел Вам об этом сказать, для того, чтоб Вы никогда более с ней не встречались, так как это может быть опасным для нас обоих…
— Что? – потрясенно переспросил Сиэль. Он вдруг вспомнил их последний разговор и то, как грустно смотрела на него эта женщина. Ее слова: «Я всегда буду помнить Вас, юный Господин… и Вашу доброту. Прощайте, и пусть Господь благословит Вас». Теперь мальчик понял, что она прощалась с ним навсегда.
— Но, почему? – с досадой проговорил юный граф, — Зачем она сделала это?
— У каждого человека, который идет на такое всегда есть веские причины… — немного печально ответил Себастьян, — мне жаль…
Сиэль нахмурился.
— Ты демон, разве тебе может быть жаль? — с горькой иронией бросил он и отвернулся.
Михаэлис ничего не ответил. Но слова мальчика отчего-то больно его задели. Он столько раз слышал в свой адрес разного рода проклятья, но именно сейчас, впервые ощутил нечто вроде досады. Ведь Сиэль был прав.
— Одень меня — холодно… — спустя несколько долгих секунд буркнул граф, а затем поднял взгляд на своего дворецкого и добавил: — Но, мне ведь все равно кто ты… хотя ты и сам это знаешь.

***
Через десять минут, уже полностью одетый и причесанный, Сиэль стоял у окна и, заложив руки за спину, смотрел на падающие за стеклом снежинки.
— В газетах есть что-нибудь новое о нашем загадочном убийце? – изображая равнодушие, спросил он.
— Да, Господин, — покорно отозвался дворецкий, — здесь пишут, что вчера ночью произошло четвертое убийство… на углу «Скинер стрит» и…
Себастьян внезапно осекся.
— Что там? – удивленно спросил граф и даже обернулся.
— Еще одна жертва, Господин, – Мэри-Роуз Смит. Девочке было всего пять лет… — голос демона вновь звучал ровно, но все же в нем можно было уловить печальные нотки.
— Себастьян, что-то не так? – Сиэль испытующе смотрел на своего дворецкого. – Там есть что-то еще?
— Нет, Господин, просто я был там вчера… — все с той же интонацией ответил Михаэлис, — возле ее дома. И, возможно, даже слышал, как она сопротивлялась…
— И чего же ты стоял? – искренне изумился Сиэль.
— Я не стоял, Господин, я бросил ее умирать, что бы спасти Вас…

Граф помрачнел, но постарался не подать вида. Он медленно прошелся по комнате и присел на край кровати, которую дворецкий уже успел заправить.
— Скажи, Себастьян, а у тебя были дети? – взглянув на задумчивого слугу, спросил мальчик.
— Дети, Господин? – удивленно повторил Михаэлис, он никак не ожидал такого вопроса. — Откровенно говоря, я не уверен… Во времена моей молодости, я никогда над этим не задумывался.

— Значит, ты даже не знаешь… — с легкой улыбкой констатировал Сиэль, — что ж, ну, а потом? У демонов ведь могут быть дети?
— У демонов… дети? – Себастьян на секунду прикрыл глаза, потрясенный своей догадкой. — Ну, конечно же, Господин! Как же мне это раньше не пришло в голову?! Теперь все встало на свои места!
Граф с неподдельным удивлением уставился на своего дворецкого, он никогда не видел, чтоб демон так радовался какой-то там догадке.
— Все, Себастьян, хватит строить из себя Шерлока Холмса! Рассказывай, что там у тебя встало на свои места? – язвительно хмыкнув, потребовал он.
— Элементарно, Господин, — вежливо, но со сдержанной иронией, ответил Михаэлис, — ваша подопечная рассказала, что ее ребенок болел. Она выглядела удрученной, хотя по идее должна была бы радоваться выздоровлению сына. Затем я заметил на ее теле печать контракта. А теперь мне очевидно, почему мадам Мария совсем не выглядела счастливой.
— Ты хочешь сказать, она заложила душу ради спасения сына? – Сиэль снова нахмурился, — Но каким образом это связанно с нашим детоубийцей?
— Имейте же немного терпения, Господин, — тоном снисходительного учителя, попросил Себастьян и продолжил: — Демон, с которым несчастная мать заключила контракт обманул ее, и вместо того чтоб спасти жизнь сыну Марии вселил в его тело душу собственного ребенка.
— А зачем ему это понадобилось? – глаза мальчика даже расширились от удивления.
— Понимаете, чаще всего, дети, рожденные в союзе демона и смертной женщины, оказываются чудовищами. Маленькими хищными тварями, жаждущими человеческой плоти и невинных душ. Такие создания вне закона. Их должно немедленно уничтожить. Но есть способ сохранить подобному существу жизнь, вселив его душу в тело обычного смертного дитя. – Терпеливо пояснил Михаэлис.
— И что, в этом случае будет с ребенком? – Сиэль, наконец, понял весь ужас ситуации, в которой оказалась несчастная женщина, продавшая душу и не получившая ничего взамен.
— В этом случае, у мерзкой твари есть шанс вырасти и стать полноценным демоном. Но только при условии, если до этого его не вычислят, и не уничтожат. – Дворецкий казался сейчас чрезвычайно спокойным, словно разъяснял юному графу условия математической задачи.
— Тогда все просто! – строго произнес Сиэль. – Иди в дом Марии и покончи с чудовищем! Несчастная женщина освободится от проклятья, а мы выдадим мертвого ребенка за уродца-мутанта, поедавшего глаза детей, и дело с убийствами будет раскрыто!
Услышав эти слова, Себастьян заметно помрачнел и с сожалением взглянул на юного графа.
— Мне жаль, Господин, но боюсь, я не могу исполнить вашу просьбу. – Очень серьезно ответил он.
— Это почему же? – искренне возмутился мальчик, — И потом, это не просьба, это приказ. Если ты все еще мой дворецкий, то обязан подчиниться!
— Господин, поймите… — как можно более учтиво, начал Михаэлис, — этот демон уже поставил себя вне закона, он оберегает свое дитя, но и я тоже, в некотором смысле, веду себя не законно, оберегая Вас…
— Оберегая меня? – голос Сиэля вдруг сделался холодным и властным, — Этот демон едва не лишил твоего господина жизни, самым зверским способом. Так что, если ты по прежнему служишь мне, то исполни приказ и убей гада вместе с его мерзким отродьем!
Себастьян на секунду задумался. В его внутреннем кармане все еще лежал прах Леонарда Колье, и сейчас, глядя в полные гнева глаза юного графа, демон вдруг понял, как можно решить поставленную задачу, и одновременно оградить себя от опасности.
— Да. Мой Лорд… — покорно произнес он, опустившись на одно колено перед маленьким господином и приложив к сердцу правую руку.

***
Завтрак Сиэль ел с большим аппетитом, так как очень проголодался из-за позднего пробуждения. На этот раз Себастьян подал омлет с шампиньонами, мини-рулеты с утиной печенью, а на десерт горячие тосты с клубничным джемом, сливочный пудинг и любимый графом Эрл Грей.
Когда дворецкий закончил свою работу, он слегка приклонил голову и учтиво произнес:
— Если Вам больше ничего не нужно, Господин, разрешите мне пойти переодеться, сегодня в отеле у меня назначена встреча с месье Рембо.
— Ах, да… сделка. – Промокнув губы салфеткой, проговорил граф. – Конечно, иди. И смотри не уступи этому жирному французишке ни одного пенни моих денег.
— Как прикажите, Господин. – Привычно ответил демон, едва скрыв насмешливую улыбку.

Спустя несколько минут, Михаэлис спустился со второго этажа в великолепном бежевом костюме с белым жилетом, тростью и цилиндром.

Сиэль даже едва не поперхнулся чаем, потрясенный тем, как сильно преобразился его дворецкий.
— Себастьян, а не слишком ли ты переусердствовал с маскировкой? – язвительно заметил мальчик, — А то можно решить, что ты на свидание собрался, а не на деловую встречу!
Граф усмехнулся и вновь окинул демона оценивающим взглядом.
— Тебе, конечно идет… Но не особо входи в роль. У этого спектакля будет всего одна постановка… Удачи! – юный Фантомхайв вновь усмехнулся.
— Спасибо, Господин. А вы не забудьте, что сегодня начинаются занятия, — учтиво, но снисходительно напомнил Михаэлис, — и к Вам, в два часа пополудни, придут учителя — мистер Франклин, мистер Уилби и мистер Харис. Удачи, Господин. Не скучайте.
Сказав это, Себастьян хитро улыбнулся, прищурив сверкнувшие красными искорками глаза, а затем скрылся за входной дверью.

Сиэль резко помрачнел, день у него предстоял наискучнейший, а Себастьян в это время будет вести переговоры вместо своего хозяина, изображая из себя управляющего корпорацией «Фантом». Мысль об этом раздражала юного графа, сколько бы он не убеждал себя в необходимости подобного маскарада. Но в одном он мог быть точно уверен — в элегантном джентльмене, вышедшем сегодня из особняка семьи Фантомхайв, никто не узнает простого дворецкого Себастьяна.
***
Учителя, как обычно, явились точно к двум часам, и Сиэль вначале погрузился в теорию экономического развития, а затем в обсуждение произведений Энциклопедистов и написание сочинения на французском по «Племяннику Рамо» Дени Дидро.
После четырех академических часов занятий, наконец, наступило время обеда. Но все блюда показались мальчику практически безвкусными, хотя и были доставлены из лучшего ресторана Лондона.
Все же готовить, так как это делал Себастьян, не мог, наверное, ни один смертный повар.

Однако последний педагог – мистер Джозеф Харис опоздал почти на сорок минут, чем вызвал раздражение у юного графа, ненавидящего напрасно терять свое драгоценное время. Более того философию, которую преподавал этот высокий, худощавый джентльмен с неприятными бакенбардами, мальчик тоже не мог отнести к числу любимых предметов.
Сидя в своем огромном кресле за письменным столом, граф со скучающим видом взирал на учителя, который уже четверть часа монотонно бубнил отрывки из произведений Плутарха. После сытного обеда, из которого Сиэлю по-настоящему понравился только десерт из фруктов и взбитых сливок, мальчика постепенно все сильнее клонило в сон. Он уже давно бросил перо и подпер щеку худеньким кулачком, ожидая, когда же, наконец, Харис закончит свою нудную лекцию и оставит его в покое.
— Вижу, вы совсем меня не слушаете, граф… — вдруг, строго обратился к ученику мистер Харис.
Сиэль даже вздрогнул от неожиданности, так как успел задремать, и тотчас ощутил приступ раздражения.
— Простите, сэр, но я полагаю, на сегодня этого достаточно… — холодно ответил он надоевшему педагогу.
— Нет, это вы меня простите, граф, но когда окончить урок решаю здесь я. – В тон своему ученику ответил Харис.
Брови Сиэля медленно поползли вверх. Он не привык к такому наглому обращению и был сейчас даже более удивлен, нежели возмущен. Однако профессор Харис сумел усилить это впечатление.
— Поскольку я вижу, что сейчас вы уже не в состоянии адекватно воспринимать информацию, я закончу занятие, но вам придется выполнить домашнее задание. Прочитать все произведения великого Плутарха и подготовить мне доклад на сто страниц по пройденному материалу к следующей пятнице. Задание вам понятно? Или мне повторить?
От потрясения Сиэль даже широко раскрыл глаза, такого бестактного обращения со стороны кого-либо из своих учителей он не слышал еще ни разу в жизни.
— Вы вообще в своем уме, профессор? – с ледяным презрением в голосе, спросил Сиэль, — Я считаю ваше поведение неприемлемым. А потому хочу сообщить: — вы уволены, сэр. И даже не надейтесь на рекомендательные письма. Прощайте!
Харис неожиданно улыбнулся, да еще и насмешливо взглянул на раздраженного мальчика.
— Но вы не можете меня уволить, граф.
— Это почему же? – Сиэль откинулся на спинку кресла, испытующе уставившись на профессора. Поведение Хариса переходило все рамки дозволенного, а потому мальчик уже приготовился вызвать Барда и Финни, чтоб они выставили наглеца за дверь.
— Потому что, молодой человек, я был нанят вашим официальным опекуном, и только он может решать вопрос о моем увольнении.
— Что? – граф удивленно вскинул тонкие брови, — А разве вы не в курсе, что у меня нет, и никогда не было никакого опекуна?
— Знаете, юноша, у меня возникает чувство, что вы напрашиваетесь на строгое взыскание… — угрожающе произнес Харис, — но, к сожалению, ваш опекун и управляющий компанией «Фантом» — Себастьян Михаэлис не рекомендовал мне применять к вам телесные наказания, а потому…
— Что?! – Сиэль буквально задохнулся от возмущения, шок, который вызвали у него слова профессора, заставил графа вскочить с кресла. – Себастьян Михаэлис?! Да как он посмел!
Заметив, что юный граф буквально позеленел от злости, Харис внезапно расплылся в совершенно не свойственной ему улыбке, а затем поднял руку, затянутую в белую перчатку и, схватив себя за нос, медленно стянул кожу с лица.

Испуганный, и ошарашенный этим зрелищем Сиэль, осел обратно в кресло, а мистер Харис тем временем превратился в весело улыбающегося дворецкого семьи Фантомхайв.
— Се-бастьян? – нервно икнув, проговорил граф и пару раз моргнул, чтобы убедиться в том, что он видит.
— Добрый вечер, Господин, — все еще улыбаясь, — поприветствовал графа дворецкий, — можете меня поздравить. Я заключил сделку с шоколадной фабрикой Рембо на самых выгодных для нас условиях!
— Ах ты, чертов демон! – наконец, отойдя от шока, в гневе воскликнул Сиэль, — Да я сейчас тебя в ад отправлю!
Он схватил тяжелый учебник по философии и очень метко запустил им в голову дворецкого. Однако Себастьян поймал книгу буквально в дюйме от своего лица и вновь улыбнулся.
— Господин, не стоит так волноваться! Я вовсе не хотел Вас пугать, просто давно не тренировался в смене лиц, а скоро мне это может понадобиться… Что вы делаете?! – демон был вынужден пригнуться, так как вторая книга едва не ударила ему в лоб. – Я всего лишь исполнял Ваш приказ! Нельзя так обращаться с учебниками! И с дворецкими тоже!
Сиэль уже выскочил из-за стола, и третья книга, которую он метнул, все же угодила в спину демона.
— Господин, Вы рискуете меня покалечить! – продолжая дружелюбно улыбаться, предупредил Михаэлис. – И вообще, успокойтесь, Вам вредно так нервничать!
— Ну, все, Себастьян! – уже запыхавшись от метания тяжелых учебников, с наигранной угрозой выдохнул граф, — Учти! Если ты еще хоть раз посмеешь разыграть меня подобным образом, я натравлю на тебя Элизабет, и в любом обличие буду узнавать по розовому банту!
Граф плюхнулся обратно в кресло, усмехаясь собственной шутке.
— А теперь иди и принеси мне чай с лимоном и сливочного пудинга, а то я из-за тебя пить захотел.
Себастьян изобразил на лице искреннюю обиду.
— Не принесу. Я покалечен… — едва сдерживая улыбку, заявил он.
— Что?! – Сиэль угрожающе потянулся к тяжелой и к тому же полной чернильнице.
— Ладно, ладно, успокойтесь, я пошутил! Не надо портить ковер, пожалуйста, чернила не оттираются… – с искренней тревогой, попросил Михаэлис, — Чай с лимоном и пудинг? Сейчас принесу…
Сказав это, он быстро сложил обратно на стол поднятые с пола книги, и вышел из кабинета, на ходу искривив губы в довольной улыбке.
Конечно, Себастьян мог развить розыгрыш со «строгим учителем» немного больше, но опасался, что граф снова обидится, перестанет разговаривать, и потом ему же самому придется задабривать мальчика сладостями. Так что игру пришлось прервать на самом интересном месте. Ведь нарушение режима питания могло привести к нежелательным последствиям для фигуры его маленького «господина».
***
После ужина, который и в сравнения не шел с обедом из ресторана, Сиэль решил зайти в кабинет, чтоб взять найденную днем в библиотеке книгу «Декамеро́н» Боккаччо. Но какого же было его удивление, когда за собственным столом он увидел своего дворецкого, что-то выводящего изящным подчерком на розовом листе надушенной бумаги.
— Себастьян? – изумленно произнес он, — Что это ты тут делаешь?!
Граф попытался заглянуть в записку слуги, но тот ловко ее перевернул.
— Неужели пишешь кому-то любовное послание? – ехидно ухмыляясь, поинтересовался мальчик.
— Нет, Господин, — спокойно ответил демон, — всего лишь благодарственное письмо…

@темы: Анимэ, Литература

URL
Комментарии
2012-10-28 в 04:59 

Желтая Маска
Yes, My Lord.
— Старик прав, это действительно очень необычно…
У меня не возникло ощущения, что Гробовщик старый. Наоборот, у него очень гладкое лицо. А в манге он так и вообще молодой и стройный :shy:

— Даже не знаю, Господин, Гробовщик всегда был немного странным…
Не то слово, каким! :lol::lol:

— Ах, Себастьян! В этом черном костюме ты совсем не милый! Я купила тебе подарок, вот! – девочка метнулась к столу, уставленному пестрыми коробками, и извлекла из одной из них огромный, пышный, розовый бант.
Лиззи в своем репертуаре))) Она такая непосредственная :)

Но, самое удивительное заключалось в том, что и юный граф нашел поцелуи, которые считал до этого совершенно бессмысленным занятием, крайне приятными.
Вот и прекрасно. А то из такого зануды могло вырасти что-то, как в анекдоте про "нелепые телодвижения". Интересно, в какую эпоху появилась установка "леди всегда неподвижна" Не в викторианскую ли?

Если так пойдет и дальше, однажды может оказаться, что хозяин незаметно превратится в игрушку своего слуги.
Сиэль начал что-то чувствовать? Он не доверяет Себастьяну?

До особняка семьи Фантомхайв Себастьян добрался менее чем за пять минут и сразу влетел в окно спальни юного графа.
Ночь, зима, снег, холодно. Окно в спальню было раскрыто? Иначе как он попал бы внутрь? (Я читаю ваш фик и как будто смотрю мультик. Поэтому представляю все детально).

Дело в том, что та женщина – Мария… Она является контрактером. Я все время хотел Вам об этом сказать, для того, чтоб Вы никогда более с ней не встречались, так как это может быть опасным для нас обоих…
Если встречаться с чужим контрактером опасно, почему тогда Клод и Анна спокойно находились рядом с чужими контрактерами?

Спустя несколько минут, Михаэлис спустился со второго этажа в великолепном бежевом костюме с белым жилетом, тростью и цилиндром.
Как ему, наверное, идет! (В викторианскую эпоху Сантьяга тоже так одевался, кстати. И я уже запросила насчет кроссовера. Мне сказали, что вроде никто не писал. Предложили сделать это мне)))

Все же готовить, так как это делал Себастьян, не мог, наверное, ни один смертный повар.
Мне бы тоже хотелось попробовать, как он готовит :lip:

2012-10-28 в 07:06 

Полиночка666
Я буду с Вами до самого конца... (с) Себастьян Михаэлис.
У меня не возникло ощущения, что Гробовщик старый. Наоборот, у него очень гладкое лицо. А в манге он так и вообще молодой и стройный :shy:
Фик пишется по аниме, а там Гробовщик выглядит далеко не молодо... вот. И для Сиэля человек за сорок уже старик)))
Не то слово, каким!
Вы поняли? Тут Себа перевел разговор на другую тему, чтобы Сиэль не догадался кого из них на самом деле Гроби назвал рабом. ))
Лиззи в своем репертуаре))) Она такая непосредственная :)
Но очень милая! )) Люблю ее. И она точно не будет в постели как труп))))
Интересно, в какую эпоху появилась установка "леди всегда неподвижна" Не в викторианскую ли?
Да, тогда существовали такие предрассудки. И что секс с женой без цели зачатия это блуд. Но далеко не все соблюдали такие условности)))
Сиэль начал что-то чувствовать? Он не доверяет Себастьяну?
А вы смогли бы полностью доверять демону? Сиэль хочет доказать, что он и сам крут, и без Себастьяна) Чтобы тот его уважал.
Нормальное поведение подростка в этом возрасте.
Ночь, зима, снег, холодно. Окно в спальню было раскрыто? Иначе как он попал бы внутрь?
Ну, что вы? Себастьян же демон!) Неужели он окно силой мысли не откроет? )))
(Я читаю ваш фик и как будто смотрю мультик. Поэтому представляю все детально).
Спасибо, очень приятно такое слышать! :)
Если встречаться с чужим контрактером опасно, почему тогда Клод и Анна спокойно находились рядом с чужими контрактерами?
Нет! Это только в их случае. Себастьян убил Колье, сейчас встречаться с другими демонами ему очень опасно. Вот он так и говорит, поскольку не хочет, чтобы Сиэль знал всю правду. И переживал.
Как ему, наверное, идет! (В викторианскую эпоху Сантьяга тоже так одевался, кстати. И я уже запросила насчет кроссовера. Мне сказали, что вроде никто не писал. Предложили сделать это мне)))
Уверена вы можете написать прекрасный рассказ, а я его прочитаю! :)
Мне бы тоже хотелось попробовать, как он готовит :lip:
А эпизоды с Бардом и вообще юмор вам не понравился? :shy2:

URL
2012-10-28 в 16:24 

Желтая Маска
Yes, My Lord.
И для Сиэля человек за сорок уже старик)))
Да, точно. Для меня в 13-14 лет это было тоже так. Я просто сужу со своего возраста, а для меня 40 лет - это еще вполне молодой да с такими ногами.

Вы поняли? Тут Себа перевел разговор на другую тему, чтобы Сиэль не догадался кого из них на самом деле Гроби назвал рабом. ))
Конечно! Гробовщик же знает и видит намного больше, даже чем остальные шинигами.

Уверена вы можете написать прекрасный рассказ, а я его прочитаю!
Я никогда не писала фиков вообще, а по Тайному Городу - и тем более :nope: Сантьяга - самый сложный персонаж и самый любимый всеми, поэтому шаг вправо-шаг влево - расстрел. А уж как туда приписать Себастьяна, я и вообще не представляю. Только если Сантьяга за каким-то делом прибыл в Лондон... Но вообще он редко покидает Москву, только если что-то из рук вон. Так что я не знаю. И потом, все будут ждать слэша, а в моем случае этого не будет никогда.

А эпизоды с Бардом и вообще юмор вам не понравился?
А где здесь Бард? Или я что-то пропустила опять? :-/

2012-10-28 в 17:00 

Полиночка666
Я буду с Вами до самого конца... (с) Себастьян Михаэлис.
А где здесь Бард? Или я что-то пропустила опять? :-/
Это не вы пропустили!))) Это я про ресторан увидела и спутала с другой главой))))) Простите!)))
потом, все будут ждать слэша, а в моем случае этого не будет никогда.
А вы напишите джен-экшн и что дурного? :)

URL
2012-10-28 в 17:04 

Желтая Маска
Yes, My Lord.
А вы напишите джен-экшн и что дурного?
Боюсь, в моем случае это будет полный ООС всех, кого только можно. Мне вообще сложно писать по канонам. Мне проще придумать оридж. Но я подумаю, кому можно предложить идею.

2012-10-28 в 17:17 

Полиночка666
Я буду с Вами до самого конца... (с) Себастьян Михаэлис.
Желтая Маска, может найдется желающий талант! :)

URL
2012-10-28 в 17:37 

Желтая Маска
Yes, My Lord.
Полиночка666, из тех, кто пишет по ТГ, мало любителей аниме. Более того, либо пишут что-то серьезное по миру, которое потом публикуется, либо стеб и слэш. Есть очень красивые кроссоверы с мирами Олди, но я не знаю автора лично.
Ладно, посмотрим ;-)

     

Дневник Полиночки666

главная